Книга выпущена
издательством "Ломоносов".

Страница книги на сайте издательства



Купить книгу:
Интернет-магазин издательства
OZON
MyShop

Сексуальные запреты и предписания пронизывают всю историю человечества. Священнослужители и законодатели, мыслители и рево- люционные деятели извели многие тонны глины, папируса, пергамента и бумаги, пытаясь объяснить людям, как, с кем, когда, для чего и в каких условиях можно или нельзя заниматься сексом. Причем то, что считалась нравственным у одних народов, считалось категорически неприемлемым у других. В Вавилоне жрицы Милитты предлагали себя за деньги первым встречным, а римляне в это же время живьем зарывали в землю жриц Весты, осмелившихся нарушить обет девственности.

Предписания, как вести сексуальную жизнь, существовали повсюду и во все времена: всевластные китайские императоры могли предаваться любовным утехам лишь под контролем евнухов и не дольше, чем требовал ритуал, в средневековой Европе даме могли "указать" вступить во внебрачную связь, коль скоро того требовал куртуазный обычай, а большевики пытались навязать народам СССР "Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата"…


    

История сексуальных запретов
и предписаний


Олег Ивик

Оглавление и отрывки из книги

От авторов
Клинописные запреты (древний Ближний Восток)
Под властью Эроса (Древняя Греция)
Между Вестой и Венерой (Древний Рим)
Под эгидой Камасутры (Индия)
«Отклонение от этого означает хаос» (Китай)
От гейш до бурусэра (Япония)
По законам нида (Иудаизм)
«Наслаждаться совершенно не дозволяется…» (Христианство)
Гейсы, законы и декреты (светская Европа)
Понемногу о разном
Библиография


От авторов

История человечества – это история сексуальных запретов, разрешений и предписаний. Жрецы, священники и законодатели ломали копья и изводили тонны глины, папируса, пергамента и бумаги, пытаясь объяснить народам, как, с кем, когда, зачем и в каких условиях можно или нельзя заниматься сексом. Причем то, что считалась нравственным у одних народов, объявлялось категорически неприемлемым у других. В то время, как в Вавилоне жрицы Милитты во славу своей богини торговали собой, в двух тысячах километров от них римляне живьем зарывали в землю жриц Весты, осмелившихся нарушить обет девственности. Особо раскрепощенные римские императоры могли вступать в бесчисленные связи, в том числе с родными сестрами, и играть гомосексуальные свадьбы с мальчиками-отпущенниками, а их китайские коллеги предавались любовным утехам лишь в рамках гарема, под строгим контролем евнухов и не дольше, чем позволялось ритуалом.

Об истории сексуальных запретов и предписаний в разные времена и у разных народов рассказывает книга двух авторов, работающих под общим псевдонимом Олег Ивик.

(...)

Клинописные запреты (древний Ближний Восток)

(...)

Хетты

(...)

К романам с незамужними женщинами хетты относились достаточно лояльно. И даже связь родственников с одной и той же женщиной не считалась кровосмешением. Отцу и сыну позволялось спать с одной рабыней или блудницей: «...если отец и сын его лягут с рабыней или с блудницей, то это не преступление». Дозволялись даже связи с собственной овдовевшей мачехой или с вдовой брата. Впрочем, напомним, что на вдове брата законопослушный хетт в некоторых случаях попросту должен был жениться. Но при живых родственниках спать с их женами было нельзя.

«Если человек провинится с мачехой, то это не преступление, если же отец его жив, то должно быть наказание».

«Если мужчина ляжет с женой своего брата, а брат его жив, то должно быть наказание».

Кроме того, хеттским мужчинам категорически запрещалось вступать в связи со своими матерями, тещами, свояченицами, падчерицами, дочерьми и сыновьями. Кстати, сыновья упомянуты в общем списке без всяких особых оговорок, как будто для мужчины вступить в половую связь с собственным сыном столь же естественно (хотя и столь же незаконно), как с сестрой жены.

Впрочем, это далеко не самое экзотическое преступление против нравственности, упомянутое дотошными законодателями Хаттусы. Так, хеттам под страхом смертной казни было запрещено вступать в половую связь с быками (по крайней мере выступать в активной роли):

«Если человек провинится с быком, то в наказание он должен умереть; его должно привести к воротам царя, и либо царь убьет его, либо царь оставит его в живых, но он не должен приближаться к царю».

Но для особых любителей быков в законе была оставлена лазейка:

«Если бык вскочит на человека, то бык должен умереть, а человек не должен умереть; в замену человека должна быть пригнана 1 овца и ее должны убить».

Авторам настоящей книги так и не удалось понять, что имели в виду законодатели, заставляя овцу расплачиваться за чужое любострастие и прощая самого преступного хетта. Чтобы представить себе быка, насилующего человека без его согласия, надо иметь крайне раскованное воображение. Вероятно, подразумевался все-таки полюбовный союз с быком (хотя и его нелегко представить). Но в таком случае непонятно, почему человек, соблазнивший быка на противоестественную связь (приведшую, кстати, к гибели юридически неграмотного животного), сам не нес никакой ответственности за случившееся. Но логику законов, составленных три с лишним тысячи лет тому назад, постигнуть трудно. И в этом убеждаешься, узнав, что кабану, по необъяснимому капризу хаттусских законодателей, было дозволено то, что недозволено быку:

«Если кабан вскочит на человека, то это не преступление».

Интересно, что человеку при этом тоже было недозволено то, что дозволено кабану. И если кабан мог заниматься любовью с человеком, не вступая при этом в противоречие с законом, то человек не мог ответить ему тем же, соблазнив свинью:

«Если кто-нибудь провинится со свиньей или с собакой, то он должен умереть; его должно привести к воротам дворца, и либо царь их убьет, либо царь его оставит в живых, но он не должен приближаться к царю».

Но запрет на любовь со свиньями хетты мог совершенно легально компенсировать с лошадьми или мулами:

«Если человек провинится с лошадью или с мулом, то это не преступление, но он не может приближаться к царю и не может стать жрецом...»

Интересно, что тот же параграф закона, который разрешал хеттам заниматься любовью с мулами, разрешал и секс с чужестранцами:

«Если он ляжет с чужестранцем, ...то это не преступление».

Под властью Эроса (Древняя Греция)

(...)

Начало однополой любви положил сам Зевс, похитив приглянувшегося ему юношу Ганимеда (брата Ила, основателя Трои), и передав троянскому царю в качестве выкупа замечательных коней. Чтобы успокоить ревнивую Геру, Ганимеду (вместе с бессмертием) присвоили почетный титул божественного виночерпия, после чего он стал законным жителем Олимпа.

Не чуждался однополых связей и великий Геракл. Позднее Плутарх писал: «Говорят, что Иолай, возлюбленный Геракла, помогал ему в трудах и битвах. Аристотель сообщает, что даже в его время влюбленные перед могилой Иолая приносили друг другу клятву в верности». Другим возлюбленным Геракла, согласно Аполлодору, был Гилас, сын Тейодаманта. Вместе с героем он участвовал в походе аргонавтов, но во время стоянки в Мисии, «отправившись за водой, был похищен нимфами из-за своей красоты». Геракл так увлекся поисками красавца, что отстал от корабля и не доплыл до Колхиды – аргонавты продолжали свое путешествие без него.

Знаменитый Орфей, отчаявшись вызволить жену из загробного царства, стал избегать женщин и положил начало однополой любви во Фракии. По крайней мере, именно так пишет о нем Овидий.

                                   ...Орфей избегал неуклонно
Женской любви. Оттого ль, что к ней он желанье утратил
Или же верность хранил – но во многих пылала охота
Соединиться с певцом, и отвергнутых много страдало.
Стал он виной, что за ним и народы фракийские тоже,
Перенеся на юнцов недозрелых любовное чувство,
Краткую жизни весну, первины цветов обрывают.

Аристотель в своем трактате «Политика» уверяет, что гомосексуализм на Крите был введен еще знаменитым царем Миносом (мужем скандально известной Пасифаи). Причем, по мнению философа, сделано это было с самыми чистыми экономическими и демографическими целями:

«Законодатель придумал много мер к тому, чтобы критяне для своей же пользы ели мало; также в целях отделения женщин от мужчин, чтобы не рожали много детей, он ввел сожительство мужчин с мужчинами; дурное ли это дело или не дурное – обсудить это представится другой подходящий случай».

Попутно отметим, что демографическая политика Афинского государства была, по сообщению Диогена Лаэртского, прямо противоположной. Диоген писал: «...Афиняне, желая возместить убыль населения, постановили, чтобы каждый гражданин мог жениться на одной женщине, а иметь детей также от другой, – так поступил и Сократ». Впрочем, историки (как древние, так и современные) не согласны с Диогеном и уверяют, что афиняне, напротив, могли иметь законных детей только от законных жен, прочие же дети никакими правами не пользовались и во внимание не принимались.

Но как бы то ни было, в историческое время практически по всей Греции однополая любовь (по крайней мере, для мужчин) была узаконена.

(...)

Между Вестой и Венерой (Древний Рим)

(...)

Тит Ливий сообщает, что в начале третьего века до н.э. суд оштрафовал «нескольких матрон, обвиненных перед народом в прелюбодеянии». Интересно, что взысканные средства были употреблены «на постройку храма Венеры», что говорит как о своеобразном чувстве юмора у римских магистратов, так и о значимости материальных потерь, которые пришлось понести матронам на фронтах беззаконной любви.

Передача штрафных денег для храма Венеры вызывает тем большее удивление, что в Риме существовало святилище, напрямую относящееся к женской нравственности – святилище «Скромности Патрицианской», где добродетельные патрицианки могли справлять свои обряды. А в тот самый год, когда распутные римлянки были оштрафованы в пользу Венеры, обнаружилась явственная нужда в строительстве второго святилища Скромности, но для плебеек. Дело в том, что плебейским женщинам, сколь бы добродетельны они ни были, вход в святилище «Скромности Патрицианской» возбранялся. И однажды матроны не допустили к обрядам некую Вергинию, поскольку она, будучи патрицианкой, вышла замуж за плебея. Возмущенная Вергиния, нимало не смущаясь тем, что находится в храме Скромности, в процессе «яростного противоборства» заявила, что она вошла сюда «и как патрицианка, и как скромница, и как жена единственного мужа, за которого ее выдали девицею». После чего организовала у себя дома собственный храм. Созвав замужних плебеек, Вергиния объявила: «Этот алтарь я посвящаю Плебейской Скромности и призываю вас, матроны, так же состязаться меж собою в скромности, как мужи нашего государства – в доблести; постарайтесь же, если это возможно, чтобы этот алтарь славился перед тем и святостью большею, и почитательницами чистейшими».

Ливий сообщает, что поначалу «алтарь этот чтился почти по тому же чину, что и первый, более древний: только матрона, признанная безупречно скромной и единобрачной, имела право приносить на нем жертвы. Но потом нечестивые служители сделали это богослужение общедоступным, причем не только для матрон, но для женщин всякого звания, и наконец оно пришло в упадок».

Впрочем, в упадок пришли не только храмы, посвященные Скромности. Сама скромность римских женщин тоже постепенно приходила в упадок. Ливий сообщает, что в дни войны с Ганнибалом, в первой половине третьего века до н.э., римским магистратам вновь пришлось принимать меры против женщин, обвиненных в разврате. Но если раньше матроны отделывались штрафами, то теперь их осудили на ссылку.

(...)

Август ввел ответственность не только для жен-прелюбодеек (она существовала и ранее), но и для мужей, которые закрывали глаза на их измены. Муж обязан был развестись с преступной женой, и она лишалась права на повторный брак с кем бы то ни было.

Запретил император и любые внебрачные связи – от наказания освобождались только зарегистрированные проститутки и их клиенты. Однако борец за нравственность не учел свободолюбия (или любвеобильности) римских женщин. Матроны стали массово записываться в проститутки, дабы под видом исполнения профессиональных обязанностей предаваться свободной любви. Немного позднее, уже в правление Тиберия, в Риме разразился страшный скандал, когда проституткой объявила себя Вистилия, дочь претора и жена высокопоставленного мужа, занимавшего в разное время должности претора и наместника Нарбоннской Галлии. Позиция Вистилии была неуязвима, а действия абсолютно законны, поскольку проститутки в Риме не карались, а только регистрировались. Тацит писал, что «достаточной карою для продажных женщин почиталось их собственное признание в своем позоре». Но в имперские времена нравы римлян уже были таковы, что никакого позора Вистилия не ощущала. Правда, жениться на проститутках была нельзя, но Вистилия избрала себе профессию уже после выхода замуж. Возмущенный сенат решил исправить ситуацию и специальным постановлением запретил заниматься проституцией женщинам, происходившим из сословия всадников. Применительно к Вистилии, закон был издан задним числом, и она во всяком случае не подлежала наказанию, но это не остановило разгневанных сенаторов. Они издали еще одно постановление, специально по ее поводу, и незадачливую проститутку сослали на остров Сериф.

Император Тиберий, наследник Августа, продолжил законодательные инициативы своего предшественника по улучшению нравов. Светоний пишет: «Развратных матрон, на которых не находилось общественного обвинителя, он велел по обычаю предков судить близким родственникам. Римского всадника, который дал когда-то клятву никогда не разводиться с женой, а потом застал ее в прелюбодеянии с зятем, он освободил от клятвы». Кроме того, Тиберий запретил целый ряд чужеземных восточных культов, служители которых подозревались в сексуальных излишествах. Об этом, а также о «позорных поступках жрецов храма Исиды» подробно пишет Иосиф Флавий.

В годы правления Тиберия в Риме жила некая знатная матрона, по имени Паулина, которая «вела образцовый образ жизни». Паулина была замужем за неким Сатурнином, «который был так же порядочен, как и она». Но на горе как самой супружеской пары, так и последователей восточных культов, в эту женщину влюбился некий Деций Мунд. Зная о прославленной добродетели матроны, он не стал мелочиться и сразу предложил своей возлюбленной 200 000 аттических драхм – чуть меньше тонны серебра. Однако Паулина то ли ввиду своей добродетели, то ли опасаясь законов о нравственности, «не склонилась и на такое щедрое вознаграждение».

Тогда Деций, «не будучи далее в силах переносить муки неудовлетворенной любви», решил уморить себя голодом. «Решив это, он не откладывал исполнения этого решения в долгий ящик и сейчас же приступил к нему», но судьба юноши вызвала сочувствие у вольноотпущенницы его отца, некой Иды, которую несправедливый Флавий аттестовал как «женщину, способную на всякие гнусности». Зная, что Паулина была последовательницей культа Исиды, Ида подкупила жрецов и те, «побужденные громадностью суммы, обещали свое содействие». Старший из них объявил наивной римлянке, что явился к ней в качестве посланца от самого бога Анубиса, «который-де пылает страстью к Паулине и зовет ее к себе». Паулина, как и надлежит добродетельной жене, сообщила мужу, «что бог Анубис пригласил ее разделить с ним трапезу и ложе». Как это ни удивительно, но муж оказался столь же наивен в вопросах культа и «не воспротивился этому, зная скромность жены своей».

Паулина отправилась в храм, и все дальнейшее нетрудно предугадать. Поутру богомольная матрона вернулась к мужу и «рассказала ему о том, как к ней явился Анубис и хвасталась перед ним, как ласкал ее бог». Домочадцы, включая и мужа, были немало удивлены высочайшим вниманием, которого удостоилась простая, хотя и достойная матрона, но не могли усомниться в ее правдивости, «тем более, что знали целомудрие и порядочность Паулины». И история Рима могла бы украситься еще одним чудом, а храм Исиды приобрести многочисленных новых почитательниц, но произошло непоправимое: Деций Мунд не удержался и сообщил зазнавшейся матроне, чьи именно ласки она вкушала на божеском ложе. После чего Паулина «разодрала на себе одежды, рассказала мужу о всей этой гнусности и просила его помочь ей наказать Мунда за это чудовищное преступление».

Прозревший муж, утративший веру в Исиду, но не в правосудие, кинулся к императору. Гнев Тиберия превзошел все ожидания. «Подвергнув дело относительно участия жрецов самому строгому и точному расследованию, Тиберий приговорил к пригвождению к кресту их и Иду, которая была виновницею всего этого преступления, совершенного столь гнусно над женщиною. Затем он велел разрушить храм Исиды, а изображение богини бросить в реку Тибр. Мунда он приговорил к изгнанию, полагая, что наказал его таким образом достаточно за его любовное увлечение».

(...)

«Отклонение от этого означает хаос» (Китай)

(...)

Другим ограничением, которому подчинялся не только император, но и все его многочисленные подданные, был категорический запрет брать жен и наложниц с той же фамилией, что у мужа. Изначальной его целью было пресечь близкородственные связи. Но степень родства при этом никто не выяснял, совпадения фамилий было достаточно, чтобы наложить строжайшее табу на любую форму брака. Это правило действовало уже в эпоху Чжоу. Правда, судя по документам, тогда оно распространялось только на аристократов, что же касается «нижних людей», то до них, как писали сами китайцы, «ритуалы и церемонии не опускаются». Но историки считают, что простолюдины следовали тем же самым, а порой и еще более строгим ритуалам, даже если записей об этом не сохранилось. Во всяком случае известно, что позднее этот запрет однозначно распространился на все сословия, что поломало немало судеб. Браки по любви в Китае были не слишком приняты, но все же встречались, особенно в крестьянской среде. Однако, если влюбленные оказывались однофамильцами, шансов на семейную жизнь у них не было.

Еще во времена Чжоу с наступлением весны в деревенских общинах устраивались праздники, на которых молодые люди выбирали себе пару. Половые отношения в таких союзах считались вполне допустимыми, а когда наступала осень, любовники могли вступить в брак, причем беременность девушки была для этого веским и вполне пристойным основанием. Но, выбирая себе возлюбленного на молодежных игрищах, девушка должна была прежде всего поинтересоваться его фамилией. Сделать это следовало не только ради соблюдения законности, но и во имя заботы о судьбе семьи и потомства. Считалось, что брак однофамильцев рискует оказаться несчастным, а детям от него и вовсе ничего хорошего ждать не стоило.

Известен случай, как в 540 году до н.э. тяжело заболел князь – правитель государства Цзинь. Никакие способы лечения не помогали, и было высказано предположение, что все дело в женщинах из княжеского гарема – среди них было четыре наложницы из рода самого князя. Один из советников правителя высказался прямо: «Я слышал, что женщин своего же рода не следует допускать в гарем. Их дети умрут в младенчестве, и хотя вначале симпатия между мужем и женой может быть сильной, вскоре она пройдет. И тогда они оба заболеют».

Правда, приглашенный врач придерживался другой точки зрения – он считал, что князь попросту истощил себя любовными играми, к какой бы фамилии ни принадлежали их участницы. Врач заявил: «В соитиях следует соблюдать умеренность... Женщина истощает мужскую силу, и с ней нужно сожительствовать ночью. Если же предаваться излишествам при совокуплениях с ней, это вызовет горячку и сознание помутится. Вы же не соблюдаете умеренности в совокуплениях, занимаетесь этим даже в дневное время. Как же вы могли избежать болезни?».

Теперь уже трудно сказать, кто был прав: советник или медик, но во избежание подобных неприятностей китайцы во все времена старательно уклонялись от браков не только с родней, но и с однофамильцами. А однофамильцев в Китае всегда было очень много просто потому, что фамилий было очень мало.

В сегодняшнем Китае фамилий всего несколько сотен, причем на сто самых распространенных приходится более миллиарда человек. Правда, современное законодательство позволяет браки между однофамильцами (запрет был отменен в 1911 году), но конфуцианские традиции такого новшества не одобряют, поэтому китайцы стараются таковых браков избегать. Сделать это не всегда легко, особенно тем, кто носит фамилию Ванг (их в Китае 93 миллиона), Ли (92 миллиона), Чжан (88 миллионов). Могут возникнуть сложности и у тех, кто зовется Чэнь, Чжоу и Линь – их по 20 миллионов человек.

Проблемы несчастных женихов и невест, которых угораздило оказаться однофамильцами, китайцы пытаются разрешить сегодня на самом высоком уровне: министерство общественной безопасности КНР предложило проект новой системы получения фамилий, которые будут теперь формироваться из различных сочетаний отцовской и материнской фамилии. Но проект остается проектом, а пока бедные Ванги, Ли и Чжаны оказываются сильно ограничены в брачных возможностях.

В старом Китае положение людей, имеющих слишком распространенные фамилии, облегчалось лишь тем, что у жительниц веселых кварталов – проституток и куртизанок – фамилию можно было не спрашивать. Тем более, что они обычно работали под псевдонимами.

(...)

Танские законы вообще не жаловали внебрачные связи. Вступать в таковые китаец мог только с жительницами «веселых кварталов» и с собственными рабынями. Даже раб и рабыня, имевшие смелость заняться беззаконным сексом, получали по девяносто ударов тяжелыми палками. За добровольный, но внебрачный союз неженатого свободного китайца и столь же свободной от любых уз китаянки каждому из нарушителей полагалось по полтора года каторги. Если же выяснялось, что китаянка замужем, то это считалось отягчающим обстоятельством и приравнивалось к нанесению тяжких телесных повреждений при изнасиловании.

Но особо строго преследовал Танский кодекс любые близко- и даже дальнеродственные связи. Китаец, имевший неосторожность вступить в любовные отношение с родственницей, будь она даже «седьмой водой на киселе», рисковал получить три года каторги. Сексуальные контакты между родственниками входили в число так называемых «Десяти Зол»; они не погашались никакими амнистиями, от наказания не спасали никакие привилегии... Если связь была кровосмесительной в прямом смысле слова – с любой женщиной по прямой восходящей или нисходящей линии рода – преступников наказывали удушением, причем защита нравственности распространялась на четыре поколения в обе стороны, включая не только праправнучек, но и прапрабабушек возможного нарушителя.

Несколько легче была судьба у сластолюбцев, чьи дамы состояли с ними в родстве по боковой линии. Здесь запрет уходил лишь на одно поколение вниз и на два поколения вверх. Т.е. соблазнение дочери брата под отягчающие обстоятельства еще попадало, а вот с внучкой того же брата можно было заниматься любовью сравнительно безнаказанно – таковая связь была запретна лишь постольку, поскольку были запретны внебрачные связи вообще. С сестрой же собственного деда или с женой брата собственного деда заниматься любовью было рискованно: соблазнитель старушки наказывался ссылкой на две тысячи ли (около 800 км – О.И.), как и сама бабушка. Если же старушка могла доказать, что над ней совершили насилие, незадачливый внук-геронтофил подлежал удушению.

 Трудно понять, почему танский кодекс придавал защите старушек от сексуальных посягательств большее значение, чем защите молодых женщин и девушек. В.Рыбаков в статье «Иерархия внебрачных связей по законам периода Тан» попытался проанализировать этот парадокс. Он пишет: «...Рассуждая здраво, попытка соблазнить родственницу поколения внука выглядит, казалось бы, более вероятной, нежели попытка соблазнить родственницу поколения деда. Но, возможно, мы опять чего-то не понимаем. Возможно, для жителя Тан в сексуальном контакте с, например, женой старшего брата деда (коль скоро она еще жива) таился некий особый преступный, но и сладостный привкус: шутка сказать, на миг уравняться в правах с досточтимым предком! Возможно, это был куда более сильный стимул, нежели юная привлекательность, например, жены внучатого племянника и, следовательно, чтобы парировать его, надлежало пригрозить более суровым наказанием? Кто знает...»

Авторы настоящей книги, полностью соглашаясь с рассуждениями известного синолога (а заодно и известного писателя-фантаста), рискуют высказать на этот счет еще одно предположение. В стране, где сексуальные практики использовались для достижения долголетия и совершенства (как духовного, так и физического), связь с сестрой деда не должна особо удивлять, поскольку почтенные дамы, десятилетиями практиковавшие «искусство внутренних покоев», должны были с возрастом становиться лишь привлекательнее. И хотя большинство даосских сексуальных рекомендаций предназначались мужчинам, кое-что полезное могли из них извлечь и женщины. В трактате «Тайные предписания для нефритовых покоев» сказано, что если во время соития женщине удастся не допустить впитывания мужчиной ее любовной влаги, то ее энергия инь начнет питаться за счет мужской энергии ян. «Благодаря этому она не будет подвержена никаким болезням, ее лицо будет безмятежным, а кожа гладкой. Она продлит срок своей жизни, перестанет стареть и навсегда останется юной девой». В качестве дополнительного стимула трактат обещает, что подвижница «не будет нуждаться в обычной пище, сможет в течение пяти дней оставаться без еды, но при этом не испытывать голода».

(...)

Нежелательными, с точки зрения Учителя Разливающаяся Гармония, были и некоторые позиции. Так, поза, при которой женщину «кладут на живот и, поддерживая ее за талию, входят в нее сзади», могла привести «к ломоте в пояснице, на­тужности в животе, усталости в ногах, искривлению спины». А совокупление лежа на боку, когда партнершу обнимают обеими руками, приводило, по мнению учителя, к закупорке сосудов. Впрочем, в обоих этих случаях для того, чтобы вылечиться, достаточно было принять классическую позу и «забавляться, вытянувшись всем телом». Вообще, Учитель Разливающаяся Гармония не баловал своих учеников разнообразием рецептов, уверяя, что «такого рода болезни можно вылечить посредством со­вокупления же, подобно тому, как похмелье лечится вином».

Учитель Дун Сюань, в отличие от Учителя Разливающаяся Гармония, не накладывал ограничений на какие-либо позы, напротив, он призывал своих последователей к возможному разнообразию. «Тщательные изыскания», проведенные дотошным учителем, привели его к мысли, что «для совокупления существует не более тридцати поз», которые, если не вдаваться в мелкие отличия, «исчерпывают все существующие возможности». Для того, чтобы подрастающее поколение не упустило ни одну из этих возможностей, учитель пунктуально перечислил их все. Наиболее простые и известные любому неофиту, такие как «Выставленные жабры» или «Рог единорога» он привел списком. Более изысканные, такие, например, как «Утки-мандаринки», «Бамбук близ алтаря», «Козел перед деревом», «Ослы в третью весеннюю луну» и «Собаки в девятый день осени» описаны подробнее. Не обойдены вниманием и позы, в которых участвуют сразу трое: «Танец двух самок феникса» и «Кошка и мышка в одной дыре». Дун Сюань приводит и вариант, в которой одна из женщин помогает мужчине удовлетворить вторую, а вторая тем временем удовлетворяет первую. Это называется «Птица в зарослях».

(...)

Кампания по борьбе с порнографией в Китае получила название «сао хуан», или «вычистим желтое». Желтое вычищали долго и старательно, тем не менее, власти КНР долгое время были обеспокоены состоянием нравственности на территории Поднебесной. В 1983 году Дэн Сяопин призвал дать отпор «развращению молодежи упаднической буржуазной западной культурой». Что же касается отечественных деятелей искусства, в их адрес Дэн Сяопин выдвинул суровое обвинение: «Отдельные произведения рекламируют даже секс!» Руководящие указания были приняты к исполнению, после чего от секса и от «желтого» в Китае уже мало что осталось. В школах Поднебесной нравственность успела пустить столь глубокие корни, что дети, которых призывали бороться с «желтым», даже не знали, что же есть это самое «желтое». Китайские школьники поняли призыв по-своему и стали активно избавляться от учебников и тетрадок желтого цвета, что, впрочем, лишь свидетельствует о полном успехе кампании.

Позднее, когда стало ясно, что китайцы, бывшие ранее одной из самых сексуально продвинутых наций в мире, вообще не знают, с какой стороны и зачем подходить к женщине, в стране началась кампания по половому просвещению молодежи. Но к этому времени даосские техники были забыты, а коммунисты ничего принципиально нового (как, впрочем, и старого) в этом вопросе предложить не могли. Учителя, разрабатывающие спецкурсы по половому просвещению, жаловались в газете «Чайна дэйли», что не могут найти подходящих к делу цитат из произведений Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Впрочем, даже если бы таковые цитаты и нашлись, классикам марксизма пришлось бы удовольствоваться тем, что их заветы применяют весьма ограниченно: страна провозгласила политику строгого контроля рождаемости. Теперь представителям коренной национальности, ханьцам (т.е. собственно китайцам), живущим в городе, предложили, в нарушение всех конфуцианских традиций, обойтись одним ребенком на семью. Селянам разрешили двух детей, но и это достаточно немного. Тут бы и пригодились даосские трактаты по удержанию спермы, но они, увы, давно уже попали под запрет как порнографическая литература.

 Поскольку даосские тексты были запрещены, а классики марксизма вопроса об удержании спермы, к сожалению, не касались, китайские коммунисты предпочли другое решение вопроса и сделали акцент на контрацептивах (о которых, впрочем, у пресловутых классиков, насколько известно авторам настоящей книги, тоже ничего не говорится). Это расширяло сексуальные права китайцев, дозволяя им завершенный половой акт. Но радость жителей Поднебесной (а вернее, Китайской Народной Республики, в каковую Поднебесная после катаклизмов первой половины двадцатого века превратилась в 1949 году) была преждевременной: в стране ввели закон, воспрещающий внебрачное сожительство (как с применением контрацептивов, так и без оных).

(...)

От гейш до бурусэра (Япония)


Японцы – народ, с точки зрения европейцев, загадочный. И его отношение к сексу, как и вообще к вопросу о том, что нравственно и что безнравственно, иностранцам (по крайней мере, авторам настоящей книги) не всегда легко постигнуть... В «Очерках из прошлого и настоящего Японии», изданных Т.А. Богданович в 1905 году, во времена, когда нравы страны Восходящего солнца еще не успели европеизироваться, говорится:

«Обнажение тела, когда оно вызвано необходимостью или удобством, вовсе не считается в Японии постыдным, тогда как то же самое обнажение с целью показать прелести своего тела является в их глазах совершенно недопустимым. Поэтому в жаркий день... японка спокойно принимает ванну перед открытой дверью своего дома или моется в общем бассейне с мужчинами. И в то же время она с негодованием смотрит на открытые бальные платья европейских дам и вообще на их обтянутые костюмы, обрисовывающие все детали фигуры».

В тридцатые годы прошлого века в Японии проходила художественная выставка, в которую предполагалось включить знаменитую скульптуру Родена «Поцелуй». Но увы, жителям страны Восходящего солнца не удалось увидеть работу великого француза – она была признана неприличной. Суровых цензоров смутило отнюдь не то, что скульптор использовал обнаженную натуру, и не то, что тела юноши и девушки сплетаются в объятии – этим японцев удивить было трудно. Но вот соединенные уста любовников настолько шокировали японцев, что их было предложено как-то прикрыть. Организаторы выставки согласия на это не дали, и шедевр Родена так и не попал в Японию…

Впрочем, нельзя сказать, чтобы сами японцы так уж никогда не целовались, но у них поцелуй воспринимался как некая особая эротическая причуда, для обозначения которой имелось не вполне приличное слово. Когда в эпоху Мэйдзи, с окончанием самоизоляции Японии, в страну хлынул поток европейской литературы, растерянные переводчики попросту не знали, что делать, ибо нельзя же было приписать столь непристойное занятие, например, вполне респектабельным героям английских романов. В одном из японских изданий выражение «сорвать поцелуй с ваших губ» было стыдливо переведено как «лизнуть ваши губы»... С тех пор японцы освоили европейскую культуру и поняли, зачем и как люди целуются. Тем не менее, сегодня, если уж японцу приходит на ум фантазия поговорить в приличном обществе о поцелуях (например, в контексте европейских или американских фильмов), он употребит искаженное английское слово «kiss».

(...)

К проституции японцы всегда относились достаточно лояльно, и жрицы любви не считались изгоями в стране Восходящего солнца. Конечно, их профессия не была особенно почетной, но и особенно постыдной она тоже не была, и посещение продажных женщин не считалось зазорным для мужчины. В тринадцатом веке Ходзё Сигэтоки, представитель влиятельного клана Ходзё, занимавший поочередно должности губернатора провинции Суруга и представителя сёгуна в Киото, написал книгу под заглавием «Послание учителя Гокуракудзи». Книгу эту он адресовал своему внуку и изложил в ней правила чести, которых должен был придерживаться достойный мужчина воинского сословия. Почтенный государственный деятель отнюдь не предостерегал юношу от связей с продажными женщинами, но очень заботился о том, чтобы его внук обращался со жрицами любви с должным уважением и тактом. Ходзё Сигэтоки писал:

«Общаясь с продажными женщинами и танцовщицами, не думай, что если они таковы, то можно позволять себе вольности и разговаривать с ними чересчур фамильярно. Веди себя и говори с ними просто. Заходя слишком далеко, ты можешь оскандалиться. Выбирая себе одну из нескольких продажных женщин, бери ту, которая непривлекательна и не очень хорошо одета. Мужчина полюбит красивую девушку, а некрасивая останется без партнера. Более того, если ты выберешь некрасивую девушку, то сердце твое не будет задето, поскольку это будет всего лишь на одну ночь. А она, наверное, тоже получит удовольствие».

(...)

«Наслаждаться совершенно не дозволяется…» (Христианство)

(...)

Несмотря на то, что человечество в лице Адама и Евы получило от Бога самое непосредственное указание стать «одной плотью» и размножаться, первые христиане к сексу, даже и супружескому, относились настороженно. Считалось, что конец света близок, и в этой ситуации деторождение казалось неуместным. Апостол Павел писал: «…Время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как неимеющие…». Однако категорического запрета на супружеские отношения толерантный апостол не накладывал: «…Будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление… Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я; но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться».

Св. Ефрем Сирин в четвертом веке считал, что супружеские пары после крещения должны прекратить всякие сексуальные отношения. Его младший современник Блаженный Августин утверждал, что безбрачие гораздо желаннее брака. Живший в третьем веке теолог и один из отцов Восточной Церкви, Ориген, оскопил себя, дабы избегнуть плотского греха.

Иоанн Златоуст в четвертом веке уверял, что у христиан не должно быть потребности в продолжении рода: «Когда еще не было надежды на воскресение, но господствовала смерть и умиравшие думали, что после здешней жизни они погибают, тогда Бог давал утешение в детях... Когда же, наконец, воскресение стало при дверях и нет никакого страха смерти, но мы идем к другой жизни, лучшей, нежели настоящая, то и забота о том сделалась излишнею…».

Кроме того, у Златоуста имелась своя, оригинальная точка зрения на причины зачатия: «А рождение детей, конечно, происходит не от брака, но от слов, сказанных Богом: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю; это доказывают те, которые, вступив в брак, не делались отцами».

При таких условиях половая жизнь становилась если и не греховной, то во всяком случае исполненной тщеты, а посему и совершенно избыточной. В «Книге о девстве» Златоуст прямо пишет: «Бог хочет, чтобы все люди воздерживались от брака...» Этот тезис он, пренебрегая формальной логикой, выводит из слов апостола Павла, напрочь игнорируя заповедь «плодитесь и размножайтесь». Впрочем, противореча самому себе, знаменитый богослов тут же сообщает: «...Я не поставляю брака в числе худых дел, но даже очень хвалю его... Запрещаю я блуд и прелюбодеяние, но брак никогда». Сам Златоуст никакого противоречия в своих словах не видит и объясняет, что брак «есть пристань целомудрия для желающих хорошо пользоваться им, не позволяя неистовствовать природе» и дозволен лишь для того, чтобы удерживать «волны похоти» и сохранять людей «в великом спокойствии». Впрочем, не вполне понятно, как должны супруги противостоять «волнам похоти», поскольку Златоуст, разрешая им плотское соитие, тем не менее, предупреждает, что «наслаждаться совершенно не дозволяется». Никаких технических указаний, как провести половой акт, избегнув при этом наслаждения, автор не оставил.

(...)

Сегодня позиция Русской православной церкви по отношению к гомосексуалистам сформулирована в ее «Основах социальной концепции». Здесь говорится, что Церковь «считает гомосексуализм греховным повреждением человеческой природы, которое преодолевается в духовном усилии, ведущем к исцелению и личностному возрастанию человека». Содомитам рекомендуется врачеваться «Таинствами, молитвой, постом, покаянием, чтением Священного Писания и святоотеческих творений, а также христианским общением с верующими людьми, готовыми оказать духовную поддержку». Церковь относится к таковым грешникам «с пастырской ответственностью», но в то же время «решительно противостоит попыткам представить греховную тенденцию как “норму”, а тем более как предмет гордости и пример для подражания».

В 2009 году патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что, хотя он и против уравнивания гомосексуальных отношений с естественными отношениями между мужчиной и женщиной, но он тем не менее выступает «против любой дискриминации людей нетрадиционной сексуальной ориентации». «Мы принимаем любой выбор человека, в том числе в сфере сексуальной ориентации, – сказал патриарх, – это личное дело человека»

Другие вопросы, касающиеся сексуальной жизни христиан, Русская православная церковь сегодня тоже решает достаточно либерально. И хотя некоторые священники порицают своих прихожан, например за оральный секс или «содомские отношения» с женой, но все чаще звучит мнение: «То, что происходит между мужем и женой в постели – вне компетенции священника».

Преподаватель Калужской Духовной семинарии, кандидат богословия, выпускник Московской Духовной Академии протоиерей Димитрий Моисеев сказал в интервью: «...Для обычного духовника есть постановление Св. Синода, запрещающего вмешиваться в частную жизнь. То есть священники могут дать совет, но не имеют права принуждать людей к исполнению своей воли. Это категорически запрещено, во-первых, св. Отцами, во-вторых, специальным постановлением Св. Синода от 28 декабря 1998 года, который лишний раз напомнил духовникам об их положении, правах и обязанностях. Следовательно, священник может порекомендовать, но его совет не будет обязательным для исполнения».

(...)

Выступая на форуме православной молодежи в Пензе в 2010 году, митрополит Иларион сказал: «Иногда Церковь и ее учение воспринимают как систему нравственных запретов: верующему человеку нельзя чего-то, что можно другим людям. Это совершенно неправильное представление. Действительно, существуют определенные запреты или, скорее, рекомендации, которые дает Церковь человеку, – например, воздерживаться от того, от чего обычно не воздерживаются люди, живущие в миру. Но эта система запретов или рекомендаций направлена исключительно на то, чтобы человек, в конечном итоге, жил счастливее, лучше, чтобы жизнь его была полноценной, чтобы он понимал, зачем живет... Те запреты и рекомендации, которые Православная Церковь очень твердо хранит, несмотря ни на какие веяния времени, направлены не на то, чтобы ограничить человека и сделать его несчастным, а на то, чтобы дать ему полноценную жизнь».

Гейсы, законы и декреты (светская Европа)

(...)

В марте 1918 года на улицах Саратова появился расклеенный на домах и заборах документ следующего содержания:


ДЕКРЕТ

Настоящий декрет провозглашается свободным объединением анархистов. В соответствии с решением Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов, отменяется частное владение женщинами. Социальное неравенство и законный брак, существовавшие в прошлом, служили орудием в руках буржуазии. Благодаря этому орудию лучшие образцы всего прекрасного были собственностью буржуазии, что препятствовало подобающему воспроизводству человеческой расы. Настоящим декретом устанавливается:

1. С 1 марта право частного владения женщиной в возрасте от 17 до 32 лет отменяется.

2. Возраст женщины устанавливается по свидетельству о рождении, по паспорту или по показаниям свидетеля. В случае отсутствия документов возраст определяется Черным Комитетом, который будет судить по внешности.

3. Декрет не распространяется на женщин, имеющих детей.

4. Прежние владельцы сохраняют право пользования женами вне очереди.

5. В случае сопротивления бывшего мужа, предыдущий параграф не него не распространяется.

6. Настоящим декретом все женщины исключаются из частного владения и объявляются всенародной собственностью.

7. Распределение и управление изъятых из частной собственности женщин находится в ведении Клуба Анархистов Саратова. В трехдневный срок по издании этого декрета, все женщины, передаваемые для всенародного использования, должны явиться по указанному адресу и представить требуемые сведения.

8. Каждый гражданин, заметивший женщину, уклоняющуюся от исполнения декрета, обязан сообщить о ней по указанному адресу, сообщив адрес, полное имя и имя отца женщины-нарушителя.

9. Граждане мужского пола имеют право пользоваться одной и той же женщиной не чаще трех раз в неделю по три часа, при соблюдении нижеприводимых правил.

10. Каждый мужчина, желающий воспользоваться общественной собственностью, должен представить справку заводского комитета, профессионального союза или совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, удостоверяющую, что он принадлежит к рабочему классу.

11. Каждый работающий обязуется вносить отчисление в 2 процента от своей заработной платы в общественный фонд...

12. Граждане мужского пола, не принадлежащие к рабочему классу, для того, чтобы пользоваться теми же правами, обязуются платить 100 рублей в месяц в общественный фонд.

14. Все женщины, объявляемые настоящим декретом общественной собственностью, получают выплату из фонда в 238 рублей в месяц.

16. Рожденные дети в возрасте 1 месяца помещаются в учреждении, где они образовываются до 17 лет за счет общественных фондов.

18. Все граждане, мужчины и женщины, обязуются следить за своим здоровьем и раз в месяц делать анализ крови и мочи. Обследования проводятся ежедневно в лаборатории народного здравоохранения «Здоровье Поколения».

19. Виновные в распространении венерических заболеваний подлежат строгому наказанию.

22. Все отказывающиеся исполнять данный декрет считаются саботажниками, врагами народа и контранархистами и подлежат строгой каре.

ПОЯСНЕНИЯ К ДЕКРЕТУ

Местный Комиссариат Надзора гарантирует каждой девушке, достигшей возраста 18 лет, полную неприкосновенность личности. Любой, покусившийся на девушку 18 лет оскорбительным языком или попытавшийся изнасиловать ее, будет ответственен по всей мере революционной законности перед Революционным Трибуналом. Всякий, изнасиловавший девушку, не достигшую 18 лет, считается государственным преступником и приговаривается к 20 годам тяжелой каторги, если он отказывается жениться на пострадавшей. Пострадавшая, обесчещенная девушка имеет право жениться на насильнике, если она того желает. По достижении 18 лет девушка считается государственной собственностью... Зарегистрировавшись в Бюро Свободной Любви, девушка получает право выбрать из мужчин в возрасте от 19 до 50 лет мужа-сожителя. Примечания: (1) Согласие мужчины в этом случае не требуется. (2) Мужчина, на которого падает выбор, не имеет права протестовать. Мужчинам также предоставляется право выбирать из девушек, достигших возраста 18 лет. Возможность выбора мужа или жены предоставляется раз в месяц...


Документ это, как утверждает в своей статье доктор исторических наук, профессор Алексей Велидов, был фальсификацией – его сфабриковал владелец саратовской чайной, некто Михаил Уваров, желая дискредитировать то ли анархистов, то ли советскую власть, то ли всех сразу. Но каково бы ни было происхождение декрета, он был напечатан достаточным тиражом и вызвал в городе бурные волнения. Чайная Уварова была разгромлена разъяренными анархистами, ее хозяин убит. Однако история декрета на этом не окончилась, и текст его пошел гулять по революционной России. Его перепечатали многие газеты. В различных вариантах он стал появляться в разных городах страны, где победивший пролетариат охотно подхватывал саратовскую инициативу.

Власти города Владимира объявили, что «после 18-летнего возраста всякая девица объявляется государственной собственностью. Если она не вышла замуж, то обязана встать на учет в бюро свободной любви». В Пермской губернии советские органы в 1918 году выдавали мандаты следующего содержания: «Настоящим удостоверяем, предъявитель сего... уполномачивается на право приобретения себе барышни, и никто ни в коем случае не может сопротивляться, на что даются ему широкие полномочия...»

Обобществление женщин было все-таки местной инициативой, шедшей «снизу», из недр народной жизни, но и центральные власти внесли свою лепту в грядущую сексуальную революцию. Одними из первых декретов победившей революции были декреты о гражданском браке и о свободе разводов. Теперь вступать в брак и разводиться можно неограниченное количество раз, причем для развода не нужны были никакие другие причины, кроме желания одного из супругов.

С легкой руки советских лидеров стала популярна так называемая теория «стакана воды», согласно которой вступить в случайную половую связь и удовлетворить мимолетное желание следовало с той же легкостью, с какой человек утоляет жажду. Но отвергая буржуазные нравственные и сексуальные запреты, коммунисты очень скоро поняли, что такую важную сферу, как секс, нельзя пускать на самотек. Вопросы любви и половой жизни начинают обсуждаться на комсомольских и партийных собраниях. А в 1924 году врач и бывший психоаналитик, а теперь яростный противник Фрейда и столь же пламенный строитель социализма А.Б. Залкинд пишет статью «Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата» и публикует ее в брошюре «Революция и молодежь», выпущенной издательством Коммунистического университета имени Я.М. Свердлова.

Вчерашний фрейдист возмущается «современным половым хаосом» и выдвигает поистине новаторский лозунг: «Чисто физическое половое влечение недопустимо с революционно-пролетарской точки зрения». Но поскольку какое-то влечение победившие пролетарии все-таки испытывать должны, Залкинд рекомендует: «Основной половой приманкой должны быть основные классовые достоинства, и только на них будет в дальнейшем создаваться половой союз».

Но и приманив своими классовыми достоинствами соответствующего партнера, пролетарий должен помнить, что половая жизнь допустима «лишь в том ее содержании, которое способствует росту коллективистических чувств, классовой организованности, производственно-творческой, боевой активности, остроте познания...» Впрочем, даже и такую половую жизнь следовало ограничивать: «...Рабочий класс должен быть чрезвычайно расчетлив в использовании своей энергии, должен быть бережлив, даже скуп, если дело касается сбережения сил во имя увеличения боевого фонда. Поэтому он не будет разрешать себе ту безудержную утечку энергетического богатства, которая характеризует половую жизнь современного буржуазного общества...»

Сексолог-новатор приводит в пример «отдельные, смелые, крепкие группки», которые «пытаются уже связать себя определенными твердыми директивами в области половой жизни», действуя в контакте с местными партийными и комсомольскими ячейками, профсудом, партколлегией и контрольной комиссией. Особые надежды автор возлагает на пионеров: «Наши дети – пионеры – первыми сумеют довести дело полового оздоровления до действительно серьезных результатов. С них и надо начать».

ДВЕНАДЦАТЬ ПОЛОВЫХ ЗАПОВЕДЕЙ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЛЕТАРИАТА

1. Не должно быть слишком раннего развития половой жизни в среде пролетариата…

2. Необходимо половое воздержание до брака, а брак лишь в состоянии полной социальной и биологической зрелости (то есть 20–25 лет)…

3. Половая связь – лишь как конечное завершение глубокой всесторонней симпатии и привязанности к объекту половой любви.

Чисто физическое влечение недопустимо. Половое влечение к классово-враждебному, морально-противному, бесчестному объекту является таким же извращением, как и половое влечение человека к крокодилу, к орангутангу…

4. Половой акт должен быть лишь конечным звеном в цепи глубоких и сложных переживаний, связывающих в данный момент любящих…

5. Половой акт не должен часто повторяться…

6. Не надо часто менять половой объект. Поменьше полового разнообразия…

7. Любовь должна быть моногамной, моноандрической (одна жена, один муж)…

8. При всяком половом акте всегда надо помнить о возможности зарождения ребенка – и вообще помнить о потомстве…

9. Половой подбор должен строиться по линии классовой, революционно-пролетарской целесообразности. В любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания, кокетства и прочие методы специально полового завоевания. Половая жизнь рассматривается классом как социальная, а не как узколичная функция, и поэтому привлекать, побеждать в любовной жизни должны социальные, классовые достоинства, а не специфические физиологически-половые приманки, являющиеся в своем подавляющем большинстве либо пережитком нашего докультурного развития, либо развившиеся в результате гнилостных воздействий эксплуататорских условий жизни…

10. Не должно быть ревности…

11. Не должно быть половых извращений…

12. Класс, в интересах революционной целесообразности, имеет право вмешаться в половую жизнь своих сочленов. Половое должно во всем подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая…

(...)

Понемногу о разном

(...)

Ну а кое-где встречаются и совсем экзотические законы, ограничивающие сексуальную жизнь граждан. Удивительно, что самые причудливые из них можно встретить не у дикарей в джунглях Африки или в дебрях Амазонки, а в Соединенных Штатах Америки. Так, закон города Эймс (штат Айова), запрещает мужчине ложиться в постель с женщиной, если он выпил больше трех глотков пива. В городе Вашингтон запрещены любые позиции, кроме миссионерской; кроме того здесь же возбраняется заниматься сексом с девственницами, причем никаких оговорок по поводу первой брачной ночи в законе не предусмотрено. В Харрисбурге (Пенсильвания) запрещен секс с шофером в кабине грузовика. В Боземане (Монтана) жители не имеют права после захода солнца предаваться любви без одежды возле своих домов. В Кингсвилле (Техас) свиньям запрещено заниматься сексом на территории аэропорта. В графстве Вентура (Калифорния) к четвероногим любовникам относятся лояльнее – здесь существует закон, закрепляющий право на секс за собаками и кошками... Этот список можно продолжить – едва ли ни каждый штат или крупный город Соединенных Штатов издавал подобные законы. Сегодня многие из них существуют только на бумаге – трудно думать, что жители Вашингтона, насчитывающего (с пригородами) около 5,4 миллиона человек, все как один занимаются любовью в миссионерской позе, а для первой брачной ночи покидают город. Но некоторые законы, несмотря на свою экзотичность, безусловно актуальны и по сей день – надо думать, что свиньям никогда не разрешат предаваться любовным играм в аэропортах штата Техас.


Библиография


"А се грехи злые, смертные...": любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриальной России (X – первая половина XIX в.). М., 1999.

Амсель Н., рабби. Гомосексуализм и ортодоксальный иудаизм. Интернет-публикация.

Аполлодор. Мифологическая библиотека. Пер.: В.Г. Борухович. Л., 1972.

Апулей. Апология. Пер.: С.П. Маркиш // Апулей. Апология. Метаморфозы. Флориды. М., 1956.

Аревшатян С. Шаапиванские каноны – древнейший памятник армянского права // Историко-филологический журнал. 1959, № 2-3 (5-6).

Аристотель. Политика. Пер.: С.А. Жебелев // Аристотель. Сочинения. Том IV. М., 1983.

Артемидор. Онейрокритика. Пер. под ред. Я.М. Боровского. СПб., 1999.

Артхашастра или Наука о политике. Пер.: В.И. Кальянов. М., 1993.

Ахилл Татий. Левкиппа и Клитофонт. Пер.: В. Чемберджи // Античный роман. М., 2001.

Барберино Ф. да. Комментарий к «Предписаниям любви». Пер.: А.С. Бобович, М.С. Мейлах // Жизнеописания трубадуров. М., 1993.

Бессмертный Ю.Н. К изучению матримонального поведения во Франции XII–XIII вв. // Одиссей. 1989. М., 1989.

Библия. Синодальный перевод.

Бикмурзина Э. Достойное имя как повод для гордости // Вокруг света. 2010, № 9.

Ботеах Ш. Кошерный секс. Пер.: И. Ревякина. Интернет-публикация сайта http://www.sem40.ru.

Валенсен Ж. Кошерный секс. Евреи и секс. Пер.: Н. Хотинская, А. Дикарев, А. Василькова. М., 2000.

Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. Пер.: А.А. Павлов // Историческое произведение как феномен культуры. Вып. 3. Сыктывкар, 2008.

Валерия Максима изречений и дел достопамятных книг девять. Часть 2. Пер.: И. Алексеев. СПб., 1772.

Ван Гулик, Р. Сексуальная жизнь в древнем Китае. Пер.: А.М. Кабанов. СПб., 2000.

[Василий Великий, св.] Правила Святого Василия Великого. Интернет-публикация.

[Василий Великий, св.] Святитель Василий Великий. Письма. М., 2007.

Васильев Л.С. История религий Востока. М., 2006.

Васильев Л.С. Культы, религии, традиции в Китае. М., 2001.

Велидов А. Декрет о национализации женщин (1919 г.) // Московские новости. 1990, № 8.

Властелины Рима. Биографии римских императоров от Адриана до Диоклетиана. Пер.: С.Н. Кондратьев. М., 1992.

Военной устав с Артикулом военным, при котором приложены толкования, также с кратким содержанием процессов, экзерцициею, церемониями, и должностьми полковых чинов. СПб., 1848.

Геродот. История. Пер.: Г.А. Стратановский. Л., 1972.

Гесиод. Теогония (Происхождение богов). Пер.: В.В. Вересаев // Эллинские поэты. М., 1999.

Гомер. Илиада. Пер.: В.В. Вересаев. М.-Л., 1949.

Гомер. Одиссея. Пер.: В.В. Вересаев. М., 1953.

Грамм М.И. Занимательная энциклопедия мер, весов и денег. Челябинск, 2000.

Григорий Турский. История франков. Пер.: В.Д. Савункова. М., 1987.

Гусева Н.Р. Многоликая Индия. М., 1987.

Дерягин Г. Б., Сидоров П. И., Соловьев А. Г. Социально-психологические аспекты женских сексуальных действий с животными // Российский психиатрический журнал. 1999, № 5.

Дикарёв А. Секс не пройдет? // Азия и Африка сегодня. 1993, № 4.

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Пер.: М.Л. Гаспаров. М., 1979.

Диодор Сицилийский. Греческая мифология (Историческая библиотека). Пер.: О.П. Цыбенко. М., Лабиринт, 2000.

Дионисий Галикарнасский. Римские древности. Том I. Пер. под ред. И.Л. Маяк. М., 2005.

Добросельский П.В. Супружеские отношения и грань греха. М., 2009.

Дьяконов И.М. Законы Вавилонии, Ассирии и Хеттского царства // Вестник древней истории. 1952, № 3-4.

Дюби Ж. Куртуазная любовь и перемены в положении женщин во Франции XII в. // Одиссей. 1990. М., 1990.

Ефимов С.В., Рымша С.С. Оружие Западной Европы XV–XVII вв. Кн. I. СПб., 2009.

Житие Марии Египетской. Пер.: С. Полякова // Жития византийских святых. СПб., 1995.

Законы вавилонского царя Хаммурапи. Интернет-публикация исторического факультета МГУ.

Законы Гулатинга в редакции короля Магнуса Исправителя Законов 1274 г. Пер.: М.В. Панкратова. Интернет-публикация переводчика.

Законы Ману. Пер.: Эльманович С.Д. М., 1992.

Залкинд А.Б. Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата // Философия любви. Том II. М., 1990.

Зеленин Д.К. Табу слов у народов восточной Европы и северной Азии. Часть I. Запреты на охоте и иных промыслах // Сборник Музея антропологии и этнографии. Том VIII. Л., 1929.

Зубкова Е. В круге ближнем // Родина. 2008, № 7.

Ивик О. История разводов. М., 2010.

Ивик О. История свадеб. М., 2009.

Иларион, митрополит. Христианство – религия сильных духом // Церковь и время, № 50 (январь-март 2010 г.).

Ильф И., Петров Е. Золотой теленок // Ильф И., Петров Е. Двенадцать стульев. Золотой теленок. М., 1979.

Иоанн Златоуст. Беседа 18 // Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского [тт. I-XII, 1898-1906]. Том III, часть 1.

Иоанн Златоуст. Книга о девстве // Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского [тт. I-XII, 1898-1906]. Том I, часть 1.

Ирландские саги. Пер.: А.А. Смирнов. Л., 1929.

История государства и права зарубежных стран. Под ред. Крашенинниковой Н.А и Жидкова О. А. Часть I. М., 1998.

Камасутра. Пер.: А.Я. Сыркин. М., издательство «Наука», 1993.

Каменский А.Б. Девиантное поведение в русском городе XVIII в. // Одиссей. 2005. М., 2005.

Капеллан А. О любви. Пер.: М.Л. Гаспаров // Жизнеописания трубадуров. М., 1993.

Кеничи Инуи Накаяма. Правовой контроль над проституцией в Японии // Правоведение. 1990, № 2.

Китайский эрос. М., 1993.

Кирик Новгородец. Литературное наследие // Библиотека русской классики. Вып. 1. Электронное издание.

Кифер О. Сексуальная жизнь в Древнем Риме. Пер.: Л.А. Игоревский. М., 2003.

Кицур Шульхан Арух. Пер.: А. Кутуков. М., 1999.

Коллинс С. Нынешнее состояние России… Интернет-публикация.

Кон И.С. Вкус запретного плода: сексология для всех. М., 1997.

Кон И.С. Лунный свет на заре. М., 1998.

Кон И.С. Любовь небесного цвета. СПб., 2001.

Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1999

Коптев А.В. Брак Гая Силия и Валерии Мессалины в изложении Корнелия Тацита. Интернет-публикация.

Коробков И., иерей. О супружеском воздержании во время поста. Интернет-публикация Саратовской епархии.

Котлярский М., Люкимсон П. Тайны еврейского секса. Ростов-на-Дону, 2008.

Котлярский М., Люкимсон П. Евреи и секс. Культура. Традиции. Современность. СПб., 2005.

Крамер С.Н. Мифология Шумера и Аккада. Пер.: В.А. Якобсон // Мифологии древнего мира. М., 1977.

Крачковский А.П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921–922 гг. Харьков, 1956.

Крупа Т.Н. Женщина в свете античной эротики: традиционные взгляды и реальность. Интернет-публикация.

Крюков М. В., Решетов А. М. Система личных имен у китайцев // Системы личных имен у народов мира. М., 1989.

Кузнецов Ю.Д., Навлицкая Г.Б., Сырицын И.М. История Японии. М., 1988.

Кычанов Е.И. Правовое положение наложниц в средневековом Китае (VII–X в.). (По материалам Танского кодекса) // Девятая научная конференция «Общество и государство в Китае». М., 1978.

Лао Цзы. Дао дэ цзин. Пер.: Ян Хин-шун. СПб.-Калининград. 2005.

Левин Е. Еврейская Кама Сутра // Еврейская старина. № 19, 4 июля 2004 (http://berkovich-zametki.com/AStarina/Nomer19/Starina19.htm).

Левин Е. Секс в талмудической традиции // Лехаим. 2008, № 6.

Леквиевская Е. Мифы русского народа. М., 2005.

Ливий Т. История Рима от основания Города. Пер. под редакцией М.Л. Гаспарова, Г.С. Кнабе. М., 2001.

Лукиан. Две любви. Пер.: Н.П. Баранов // Лукиан. Сочинения. Том II. СПб., 2001.

Лукиан. Диалоги гетер. Пер.: В.Б. Казанский // Лукиан. Сочинения. Том I. СПб., 2001.

Лукреций Кар Т. О природе вещей. Пер.: Ф.А. Петровский. Л., 1945.

Лю Сян. Жизнеописания знаменитых женщин // Проблемы Дальнего Востока. 1990, № 6.

Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей. DVD-издание. 2007.

Малявин В. В. Молния в сердце. Духовное пробуждение в китайской традиции. М., 1997.

Малявин В.В. Китайская цивилизация. М., 2003.

Малявин В.В. Конфуций. М., 1992.

Манухина О. Процесс изменения семейного права в Китае (1911–2001 гг.) // Проблемы Дальнего Востока. 2006, № 6.

Марциал. Эпиграммы. Пер.: Ф. Петровский. М.-Харьков, 2000.

Мифы народов мира. В 2-х томах. Энциклопедия. М., 1997.

Насекин Н.А. Корейцы Приамурского края // Журнал Министерства народного просвещения. 1904, № 3.

Население и общество. Электронная версия.

Нижник Н. С. Институт семьи и брака: трансформации в контексте государственно-правовой эволюции в первые годы Советской власти // Эволюция политической и правовой культуры России. Региональные особенности и влияние европейского фактора. Ч. 3. Эволюция государственных институтов как фактор развития политической и правовой культуры: историческая перспектива и региональный аспект. Великий Новгород, 2006.

Нихон Сёки. Том I. Пер.: Л.М. Ермакова, А.Н. Мещеряков. М., 1997.

Номоканон св. Иоанна Постника. Интернет-публикация.

Овидий Назон П. Метаморфозы. Пер.: С.В. Шервинский. М., 1977.

Овидий Назон П. Наука любви. Пер.: М.Л. Гаспаров // Овидий. Элегии и малые поэмы. М., 1973.

Овидий Назон П. Фасты. Пер.: Ф. Петровский // Овидий. Элегии и малые поэмы. М., 1973.

Овчинников В.В. Ветка сакуры. М., 1971.

Олеарий А. Описание путешествия в Московию. Пер.: А.М. Ловягин. М., 2003

Очерки из прошлого и настоящего Японии. Сост.: Т. Богданович. СПб., 1905.

Памятники права средневековой Испании. М., 2004.

Пандей Р.Б. Древнеиндийские домашние обряды. Пер.: А.А. Вигасин. М., 1990.

Пара Э. Инцест // Психология любви и сексуальности. М., 2006.

Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Том II, годы 51–46. Пер.: В.О. Горенштейн. М.-Л., 1950.

Платон. Законы. Пер.: А.Н. Егунов. М., 1999.

Платон. Пир. Пер.: С.К. Апт // Платон. Избранные диалоги. М., 1965.

Плиний Младший. Панегерик императору Траяну. Пер.: В.С. Соколов // Письма Плиния Младшего. М., 1983.

Плутарх. Древние обычаи спартанцев. Пер.: М.Н. Ботвинник // Плутарх. Моралии. М.-Харьков, 1999.

Плутарх. Изречения спартанских женщин. Пер.: М.Н. Ботвинник // Плутарх. Застольные беседы. Л., 1990.

Плутарх. Римские вопросы. Пер.: М.Л. Гаспаров, Н.В. Брагинская // Плутарх. Моралии. М.-Харьков, 1999.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 2-х томах. М., 1994.

Повесть временных лет. Пер.: О.В. Творогов // Библиотека литературы Древней Руси. Том I: XI–XII века. СПб., 1997.

Полонский П. Евреи и христианство. Интернет-публикация.

Похищение быка из Куальнге. Пер.: Т.А. Михайлова, С.В. Шкунаев. М., 1985.

Почагина О. Новая редакция закона КНР о браке // Проблемы Дальнего Востока. 2002, № 3.

Предания и мифы средневековой Ирландии. Пер.: С.В. Шкунаев. М., 1991.

Рамбан. Игерет Акодеш: «Письмо святости». Пер.: П. Зидман. Иерусалим, 2010.

Раскаяние святой Пелагии. Пер.: С. Полякова // Жития византийских святых. СПб., 1995.

Редько Т. И. Прозаическое творчество Ихара Сайкаку // История всемирной литературы: В 8 томах. Том IV. М., 1987.

Роллесстон Т. Мифы, легенды и предания кельтов. М., 2004.

Рыбаков В.М. Иерархия внебрачных связей по законам периода Тан // Петербургское востоковедение. Вып. 2. СПб., 1992 г.

Сайкаку Ихара. Пять женщин, предавшихся любви. Пер.: Е. Пинус, В. Маркова. СПб., 2005.

Светоний Транквилл Г. Жизнь двенадцати цезарей. Пер.: М.Л. Гаспаров. М., 1991.

Семенов Ю.И. Пережитки первобытных форм отношений полов в обычаях русских крестьян XIX – начала XX в. // Этнографическое обозрение, 1996, № 1.

Сенека Л.А. Нравственные письма к Луцилию. Пер.: С.А. Ошеров. М., 1977.

Сергеенко М.Е. Жизнь древнего Рима. СПб., 2000.

Синицын А. Самураи – рыцари Страны восходящего солнца. История, традиции, оружие. СПб., 2001.

Среднеассирийские законы. Интернет-публикация исторического факультета МГУ.

Страбон. География. Пер.: Г.А. Стратановский. Л., 1964.

Тацит П.К. Анналы. Пер.: А.С. Бобович // Публий Корнелий Тацит. Анналы. Малые произведения. История. М., 2003.

Толковая Библия Лопухина. Интернет-публикация.

Торчинов Е.А. Тексты по «искусству внутренних покоев» (эротология Древнего Китая); [перевод с китайского:] Гэ Хун. «Мудрец, объемлющий первозданность» (Баопцу-цзы); Эротологический трактат «Десять вопросов» (Ши вэнь) // Петербургское востоковедение. Вып. 4. СПб., 1993 г.

Успенская Е.Н. Раджпуты: Традиционное общество. Государственность. Культура. СПб., 2003.

Флавий, Иосиф. Иудейские древности. Пер.: Г. Генкель. М., 2007.

Фоменкова А.В. Из ранней истории шведского народа и государства. Первые описания и законы. М., 1999.

Фрезер Дж. Золотая ветвь. Пер.: А.М. Рыклин. М., 1980.

Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. Пер.: М.В. Вульф. М., 1989.

Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы. М., 1961.

Цапенко П.А. Влияние реформы Мэйдзи на развитие и взаимодействие буддизма и синтоизма в Японии. Курсовая работа. М., МГУ, 2005.

Цеткин К. Из записной книжки // Цеткин К. Воспоминания о Ленине. М., 1955.

Цицерон М.Т. О государстве. Пер.: В.О. Горенштейн // Марк Туллий Цицерон. Диалоги. М., 1994.

Цицерон М.Т. Речь в защиту Марка Целия Руфа. Пер.: В.О. Горенштейн // Марк Туллий Цицерон. Речи в двух томах. Том II (62–43 гг. до н.э.). М., 1962.

Чумакова Т. В. «В человеческом жительстве мнози образы зрятся». Образ человека в культуре Древней Руси. СПб., 2001.

Шихляров Л., священник. Христианство и проблемы половых отношений. М., 1994.

Элиан К. Пёстрые рассказы. Пер.: С.В. Полякова. М.-Л, 1963.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. DVD-издание.

Эратосфен. Хронография. Пер.: О.П. Цыбенко // Бартонек А. Златообильные Микены. М., 1991.

Ювенал. Сатиры. Пер.: Д.С. Недович, Ф.А. Петровский. СПб., 1994.

Ямамото Цунэтомо. Хагакурэ. Пер.: Р.В. Котенко, А.А. Мищенко // Книга самурая. СПб., Евразия. 2000.


Quintilian's Institutes of oratory; or, Education of an orator. Vol. I. London., 1891.

Материалы сайтов:

«Википедия (Интернет-энциклопедия)»: http://ru.wikipedia.org.

«Все об иудаизме»: http://phljnet.org.

«Загадочная Япония»: http://leit.ru.

«Православная книга»: http://pravkniga.ru.

«Тора онлайн»: http://www.toraonline.ru.

«Электронная еврейская энциклопедия»: http://www.eleven.co.il.

Сайт отдела внешних церковных связей Русской Православной церкви: http://www.mospat.ru/ru.

Cайт Санкт-Петербургской духовной академии: http://spbda.ru.

Cайт церкви св. Иоанна Предтечи (Чесменской): http://www.liturgy.ru.

Сайт Храма Покрова Пресвятой Богородицы города Красный Сулин: http://pokrovhram.org.

http://www.jewish.ru.

Сайты газет и новостных агентств.


Наши адреса: ivik(#)xlegio.ru       olegivik(#)narod.ru