Книга выпущена
издательством "Ломоносов".

Страница книги на сайте издательства


Купить книгу:
Интернет-магазин издательства
Лабиринт
MyShop
Ozon


Нет народа, культура которого на раннем этапе развития не включала бы в себя человеческие жертвоприношения. В сопровождении многочисленных слуг предпочитали уходить в мир иной египетские фараоны, шумерские цари и китайские правители. В Финикии, дабы умилостивить бога Баала, приносили в жертву детей из знатных семей. Жертвенные бойни устраивали скифы, галлы и норманны. В древнем Киеве по жребию избирались люди для жертвы кумирам. Невероятных масштабов достигали человеческие жертвоприношения у американских индейцев. В Индии совсем еще недавно существовал обычай сожжения вдовы на могиле мужа. Даже греки и римляне, прародители современной европейской цивилизации, бестрепетно приносили жертвы своим богам, предпочитая, правда, убивать либо пленных, либо преступников. Обо всем этом рассказывает замечательная книга Олега Ивика.


    

История человеческих жертвоприношений


Олег Ивик

Оглавление

От авторов

Каменный век

Египет

Китай

Индия

Передняя Азия

Финикийцы

Греция

Рим

Великая Степь

Языческая Европа

Индейцы

Жертвоприношение Авраама

Библиография



Отрывки из книги


Предисловие

Авторам, пишущим под общим псевдонимом Олег Ивик, в течение многих лет довелось работать в археологических экспедициях. Случилось им раскапывать и курганы со следами человеческих жертвоприношений.

Археологи легко относятся к атрибутам смерти, и на раскопе не редкость люди, которые одновременно чистят скелет и едят яблоко. И все-таки одно дело видеть перед собой останки человека, который был заботливо снаряжен в последний путь своими близкими, и совсем другое – человека, который был во имя неведомой и сегодня уже всеми забытой религии безжалостно убит на этом самом месте тысячи лет назад. К такому трудно привыкнуть.

И тем не менее, человеческие жертвоприношения являются неотъемлемой частью мировой истории. Нельзя отделить от них и историю религий. Впрочем, далеко не всегда эти жертвоприношения были кровавыми. Во многих религиях мира известны традиции посвящения богам абсолютно живых людей, которые и далее продолжали жить и здравствовать, но уже будучи «собственностью» или «супругом» божества. Очень часто в жертву приносилась лишь какая-то часть человеческого тела, порою далеко не самая значимая – например, волосы, ногти или борода. Иногда убийство жертвы заменялось ее изгнанием или избиением. Иногда вместо него разыгрывалось очень реалистичное по виду, но абсолютно бескровное театрализованное представление. В некоторых религиях людей, возлагаемых на алтарь, еще тысячи лет тому назад стали замененять их ритуальными фигурками, а людей, предназначенных в заупокойную жертву – их изображениями на стенах гробницы.


Авторы хотят предупредить читателей этой книги, что она написана не для тех, кому хочется пощекотать нервы кровавыми сценами – описание жестокостей авторы попытались, насколько это возможно, свести к минимуму. Они поставили перед собой другие задачи – рассказать о том, как были связаны человеческие жертвоприношения с духовным и культурным развитием людских сообществ. Именно поэтому из многочисленных цивилизаций, практиковавших человеческие жертвоприношения, авторы выбрали те, в которых, по их мнению, эта связь прослеживается достаточно наглядно. Авторы стремились показать, как в течение тысяч лет человечество медленно, но верно шло по пути замены кровавых ритуалов ритуалами духовными. И как, наконец, именно «неудавшееся» человеческое жертвоприношение – несостоявшееся заклание Авраамом своего сына – открыло новый этап мировой истории, в значительной мере положив начало трем великим религиям: иудаизму, христианству и исламу.


Книга написана для широкого круга читателей, поэтому авторы иногда намеренно упрощают специальные вопросы или же из нескольких существующих версий без объяснений предлагают одну, которая представляется им наиболее показательной либо занимательной. При датировке исторических событий авторы старались как можно реже использовать точные даты, ограничиваясь указанием века, чтобы не перегружать читателя избыточной и не имеющей прямого отношения к делу информацией. Из тех же соображений при цитировании исторических документов авторы намеренно убрали скобки, которыми отмечены сомнительные или темные для перевода места – таким образом текст, без изменения его смысла, стал легче читаться. Авторы надеются, что эти и другие подобные упрощения не вызовут нареканий со стороны серьезных читателей – им авторы рекомендуют обратиться к списку использованной литературы, приведнному в конце книги, и изучить вопрос по более солидным источникам.


Каменный век

(…)

Синантроп, живший на территории Китая примерно полмиллиона лет тому назад, был уже безусловно человеком (хотя, возможно, и тупиковой ветвью), его титула «Homo» никто не оспаривает. Но прозвания «sapiens» он тоже не удостоился, удовлетворившись скромным прозванием «erectus» – прямоходящий. Мозг его был раза в полтора больше, чем у олдувайца; он, судя по черепу, умел неплохо говорить и пользовался огнем: в одной из пещер, где жили синантропы, слой золы достигает шести метров. От жителей древнего Олдувая синантропа отделяют тысячи веков и километров, однако у него ученые проследили тот же самый интерес к человеческому черепу. Впрочем, сначала археологи, обнаружив в золе синантропских костров черепа с искусственными отверстиями на затылке, объявили древнейших жителей Китая каннибалами, питавшимися человеческим мозгом. Но потом профессор Пэй Вэньчжун вступился за соотечественников, и его доводы оказались весьма убедительными. В кострах синантропов, помимо людских останков, найдено немало самых разнообразных костей животных; эти животные, очевидно, были съедены целиком. Что же касается людей, то другие части их скелета почти отсутствуют, а ведь с точки зрения каннибала мясо должно быть ничуть не хуже мозга. Кстати, сам профессор Пэй Вэньчжун уверяет, что оно даже лучше, но на чем основывается такая уверенность, авторам неизвестно (согласно наблюдениям Миклухо-Маклая, новогвинейские папуасы-людоеды придерживались противоположной точки зрения). Кроме того, если голову отрубают от тела, на черепе сохраняются два позвонка, а у синантропских черепов этих позвонков нет. Это говорит о том, что черепа были принесены на стоянку уже после разложения мягких тканей… Короче, что и зачем делали со своими сородичами синантропы, не вполне понятно, но какой-то ритуал налицо, хотя скорее всего он носил похоронный характер.

Известный российский этнолог Владимир Кабо писал, что уже у архантропов (так называют древних людей, живших не только до современного человека, но и до неандертальцев) складывались предпосылки для развития религиозных представлений. Ученый считает, что во времена ашельской культуры (а она была предшественницей мустьерской культуры неандертальцев и завершилась примерно 150 тысяч лет назад) мы встречаем «первые бесспорные свидетельства религиозно-магических представлений», причем «они выступают уже в сравнительно развитом виде, что предполагает предшествующую историю их формирования».

Но если все рассуждения о религиозности архантропов носят еще несколько дискуссионный характер, то неандертальцы были уже людьми безусловно религиозными. Они появились на земле около 400 тысяч лет назад и жили долго и, возможно, счастливо, пока 30 тысяч лет тому назад их не вытеснил (а может быть, частично и ассимилировал) Homo sapiens, возникший не намного позже их, но долгое время пребывавший на задворках цивилизации. Около ста с лишним тысяч лет назад неандертальцы стали главной культурной силой Земли. Они тоже увлекались манипуляциями с черепом; в пещере Крапина в Хорватии найдены останки примерно двадцати неандертальцев, кости которых обуглены и раздроблены, а черепа имеют сильные повреждения. Некоторые ученые склоняются к мысли о том, что жители пещеры не просто угощались мозгом, а совершали религиозный обряд и что два десятка неандертальцев были убиты в ритуальных целях. Подобные ритуалы у дикарей нового времени, как правило, объясняются желанием приобщиться к жизненной силе врага. А дробление костей могло быть связано с попыткой предотвратить воскрешение.

(…)


Египет

(…)

Две гробницы имела и царица Мерьет-нейт, возможно, правившая Египтом после Джера. В Абидосе для нее был построен склеп, окруженный восьмью обширными кладовыми, а вокруг гробницы похоронен целый штат прислуги – 41 человек. Они, как и свита Джера, имели отдельные могилы и каменные стелы с именами. Кроме того, неподалеку археологи нашли целый «квартал», где для царицы были принесены в жертву еще 77 человек. Что же касается северной гробницы Мерьет-нейт, здесь таких массовых жертвоприношений, судя по всему не было, но зато в Саккара царица устроила загробные «мастерские» с полным штатом «сотрудников». Здесь были найдены мастер-кораблестроитель с моделями лодок, художник, с которым были положены наполненные краской сосудики, мастер по изготовлению каменных ваз с инструментами и образцами его работы, горшечник и т.д.

Еще большую свиту взял с собой в загробный мир Уаджи, представитель той же самой, Первой, династии. В одном только Абидосе его усыпальницу окружают 174 могилы слуг, принесенных в жертву. Отдельным кварталом захоронены еще 161 человек.

Преемник Уаджи, царь Удиму, правил долго и мудро. Он укреплял границы Египта, обеспечивал безопасность торговых путей, занимался строительством, провел перепись населения; при нем расцвели искусства и ремесла. Удиму с пышностью отметил тридцатилетний юбилей своего правления – праздник Хед-себ. В древние (по сравнению с правлением самого Удиму) времена этот праздник, по мнению некоторых исследователей, сопровождался ритуальным убийством царя: египтяне, подобно многим другим народам, считали, что магическая сила правителя со временем иссякает и что царствовать больше тридцати лет никому не положено. По истечении этого срока устраивалась торжественная церемония «передачи власти» – новый владыка убивал старого и занимал его место. Однако ко временам Удиму властители Египта, несмотря на свою безусловную веру в радости загробной жизни, перестали торопиться на тот свет, решив, что им все-таки милее этот. Вместо царя стали погребать его статую, а вместо нового царя на троне оставался старый, чья молодость и сакральная сила обновлялись с помощью специальных ритуалов. Впрочем, хотя сам Удиму и не торопился с собственными похоронами, предпочитая земное существование, для своих слуг он уготовил другую судьбу. Вокруг его гробницы в Абидосе были захоронены 136 человек.

(…)


Китай

(…)

Эпоха Борющихся Царств закончилась приходом к власти в 221 году до н.э. императора Цинь Ши-хуанди, объединившего Китай и основавшего империю Цинь. Император был новатором, максималистом и праведником. «Я преклоняюсь перед праведниками, поэтому я буду именовать себя “праведником”», – без ложной скромности заявил Цинь Ши-хуанди. Он затеял строительство Великой китайской стены и приказал сжечь все книги, которые ему не нравились (а нравились ему только трактаты «по медицине, лекарствам, гаданиям на панцирях черепах и стеблях, по земледелию и разведению деревьев»). Кроме того, он обожествил самого себя и построил себе гигантскую гробницу, периметр внешней стены которой составляет шесть километров. Сыма Цянь пишет:

«В девятой луне прах Ши-хуана погребли в горе Лишань. Ши-хуан, впервые придя к власти, тогда же стал пробивать гору Лишань и устраивать в ней склеп; объединив Поднебесную, он послал туда со всей Поднебесной свыше семисот тысяч преступников. Они углубились до третьих вод, залили стены бронзой и спустили вниз саркофаг. Склеп наполнили перевезенные и опущенные туда копии дворцов, фигуры чиновников всех рангов, редкие вещи и необыкновенные драгоценности. Мастерам приказали сделать луки-самострелы, чтобы, установленные там, они стреляли в тех, кто попытается прорыть ход и пробраться в усыпальницу. Из ртути сделали большие и малые реки и моря, причем ртуть самопроизвольно переливалась в них. На потолке изобразили картину неба, на полу – очертания земли. Светильники наполнили жиром жэнь-юев (вид рыб – О.И.) в расчете, что огонь долго не потухнет».

К этому времени китайцы уже давно признали, что идущая на Небо душа «шэнь» имеется у всех, в том числе и у самых безродных людей. «Шэнь» простолюдина не обладала бессмертием, но обладала достаточно долгим существованием, и, казалось бы, именно теперь человеческие жертвоприношения могли получить какую-то логику – ведь раньше было не вполне понятно, как лишенные «шэнь» слуги отправлялись за своим господином. Тем не менее, ко времени правления Цинь Ши-хуанди заупокойные человеческие жертвы были уже непопулярны, и вопрос о загробных слугах императору пришлось решать по-новому.

Назвать императора гуманистом было бы трудно: предание гласит, что он велел живьем закопать в землю 460 конфуцианских ученых, с которыми у него случились философские разногласия. Император в частности был обижен на то, что он «весьма щедро одаривал» ученых, «а «теперь, – заявил он, – они клевещут на меня, обвиняя в отсутствии добродетелей». Но был ли Цинь Ши-хуанди добродетелен или нет, на своих похоронах он все же решил заменить живых людей терракотовыми.

Вообще говоря, и статуэтки, и крупные скульптурные фигуры использовались в похоронном ритуале китайцев и раньше. Еще в одной из гробниц эпохи Шан-Инь, принадлежавшей, вероятно, верховной жрице, была найдена целая коллекция нефритовых фигурок, изображавших людей разных народов и разного общественного положения. Каменные изваяния было принято выстраивать вдоль дороги, ведущей к гробнице знатного человека. Но Цинь Ши-хуанди подошел к вопросу с воистину императорским размахом.

Он приказал вырыть неподалеку от своей гробницы одиннадцать подземных тоннелей и поместить в них изваянные из терракоты скульптуры воинов и приближенных. Общее количество их превышает восемь тысяч (раскопки еще не закончены); большую часть свиты составляют воины в боевом облачении, с терракотовыми лошадьми и деревянными колесницами, но раскопаны также статуи чиновников, музыкантов и акробатов. Все фигуры изваяны в полный человеческий рост и имеют индивидуальные черты лица. В древности терракотовые воины были снабжены настоящим боевым оружием, но спустя четыре года после смерти Цинь Ши-хуанди в стране вспыхнуло восстание. Бунтовщики вскрыли тоннели, в которых обитала глиняная армия, и изъяли оружие на нужды армии живой.

Несмотря на то, что Цинь Ши-хуанди, по-видимому, собирался в загробной жизни удовлетвориться услугами терракотовых приближенных, похороны императора, по инициативе его преемника, Эр Ши-хуанди, сопровождались массовыми человеческими жертвами. Сыма Цянь пишет:

«Эр-ши сказал: “Всех бездетных обитательниц задних покоев дворца покойного императора прогонять не должно”, и приказал всех их захоронить вместе с покойником. Погибших было множество. Когда гроб императора уже спустили вниз, кто-то сказал, что мастера, делавшие все устройства и прятавшие ценности, знают все и могут проболтаться о скрытых сокровищах. Поэтому, когда церемония похорон завершилась и все было укрыто, заложили среднюю дверь прохода, после чего спустили наружную дверь, наглухо замуровав всех мастеровых и тех, кто наполнял могилу ценностями, так что никто оттуда не вышел. Сверху посадили траву и деревья, чтобы могила приняла вид обычной горы».

(…)


Передняя Азия

(…)

Единственным человеком, которому в Вавилоне могла угрожать ритуальная смерть, был, как это ни удивительно, сам царь – может быть потому, что он, в отличие от остальных людей, обладал божественными функциями. Возможно, что в незапамятные времена в Месопотамии на празднике Нового года и впрямь убивали царей, когда они старели и их сакральная сила уменьшалась – такой обычай существовал у многих народов. Кроме того, царь считался символически ответственным за все грехи и бедствия подданных, каковые грехи и должен был смыть своей кровью. Но к тому времени, о котором сохранились письменные свидетельства, в Вавилоне возникла традиция, согласно которой царь на праздновании Нового года становился на колени перед верховным жрецом, отдавал ему знаки своей власти и клялся, что ничем не согрешил против государства. В ответ жрец бил царя по щеке и дергал за уши, каковым ритуалом и заменялась возможная казнь правителя. После этого царю надлежало заплакать: это означало, что Мардук поверил клятве и разрешил царю остаться в живых и сохранить власть.

Впрочем, таким образом можно было отвести от царя необходимость только ритуальной смерти. Если же ему, согласно предсказаниям, грозила смерть настоящая, царя временно смещали с престола и вместо него «короновали» преступника или раба, на которого и должна была обрушиться кара судьбы. Если судьба с таковой карой медлила, вавилоняне брали функции провидения на себя. Например, если царю предсказывали смерть через сто дней после его вступления на престол, то на сотый день «подменного царя» казнили, и все возвращалось на круги своя. Однажды такая практика привела к неожиданному результату: в начале второго тысячелетия до н.э. царь города Исин, Эрраимитти, в качестве «подменного царя» посадил на престол садовника по имени Эллильбани. Но хитрость не помогла – Эрраимитти умер, объевшись горячей кашей. После чего Эллильбани, которого теперь не было смысла приносить в жертву судьбе и который был как-никак царем, хотя и «подменным», остался на троне.

Позднее, когда Вавилон, начиная с 539 года до н.э., находился под властью персов, здесь существовал обычай, чрезвычайно близкий к древним обычаям вавилонян: ритуальная казнь «подменного», теперь уже персидского царя по завершении ежегодного праздника Сакеи. В течение пяти праздничных дней рабы и господа Вавилона менялись местами, а во главе государства становился приговоренный к смерти преступник, который объявлялся «царем». Роль его была не только символической, он получал и вполне реальные права, например, право сожительствовать с женами своего «предшественника», который должен был покорно терпеть нового владыку в собственном гареме. Но в последний день праздника «царя» торжественно казнили. После чего на престоле появлялся прежний царь, символизируя обновление власти и вечное воскрешение жизни. Персы-зороастрийцы верили в воскресение праведников по завершении Последнего суда. У них это жертва могла из земледельческого обряда ежегодного обновления природы стать символом того окончательного воскресения, которое ожидало людей после грядущей победы сил добра над воинством зла.

(…)


Греция

(…)

Одним из обычаев, которые продержались в Афинах и в крупных торговых портах Ионии с древности и вплоть до шестого, а где-то и до пятого века до нашей эры, был обычай принесения в жертву так называемого «фармака». Фармак – это нечто вроде «козла отпущения», им объявляли преступника, приговоренного к смертной казни, или кого-то из людей, принадлежавших к низам общества. В случае эпидемии, голода или других напастей, фармак объявлялся ответственным за все грехи горожан, и его приносили в жертву богам. Чаще всего фармака побивали камнями, но этому предшествовал определенный ритуал. В некоторых местах его предварительно кормили смоквами, ячменными лепешками и сыром, а потом розгами прогоняли через весь город и, нанеся ему семь ударов прутьями по половым органам, убивали, а пепел сжигали и развеивали над морем. Где-то фармака оставляли в живых, но камнями прогоняли из города. В Афинах избирали двух фармаков, мужчину и женщину. Их украшали венками из фиговых ветвей и после ритуального обхода города изгоняли прочь.

Существовал такой обычай и на острове Левкада, но ко времени, о котором сохранились письменные свидетельства, гуманность восторжествовала и, хотя в качестве фармака выступал преступник, левкадцы всячески старались сохранить ему жизнь. Страбон описывает это так: «У левкадцев существовал унаследованный от отцов обычай на ежегодном празднике жертвоприноше­ния Аполлону сбрасывать со сторожевого поста на скале одного из обви­ненных преступников для отвращения гнева богов; к жертве привязывали всякого рода перья и птиц, чтобы парением облегчить прыжок, а внизу множество людей в маленьких рыбачьих лодках, расположенных кругом, подхватывали жертву; когда преступник приходил в себя, его, по возмож­ности невредимым, переправляли за пределы своей страны».

(…)


Рим

(…)

В праздник, который назывался Компиталии, римляне приносили в жертву богине Мании кукол, сделанных из шерсти. Это было отголоском древней кровавой традиции, отмененной то ли царем Нумой, то ли еще полумифическим Геркулесом. Мания была связана с обожествленными душами усопших предков – манами, она была матерью домашних богов-покровителей ларов (которых иногда отождествляли с манами), ведала благополучием в доме, и ей надлежало приносить жертву за каждого здравствующего члена семьи. Но несмотря на свое материнство и склонность к семейным и домашним добродетелям, Мания была одной из самых кровожадных богинь древней Италии: за каждого члена семьи она требовала себе в жертву голову одного ребенка. Этот обычай, который римляне также возводили к оракулу, данному пеласгам, был отменен в незапамятные времена, и детей заменили шерстяными куклами. Но в шестом веке он был восстановлен царем Тарквинием Гордым. Впрочем, Тарквиний не пользовался популярностью у римлян. Власть он захватил ценой убийства своего тестя; его правление отличалось деспотичностью и жестокостью, он залил кровью не только алтари, но и весь Рим. После того, как сын Тарквиния прославился скандальным насилием над Лукрецией, царь был изгнан из Рима. В результате последовавшей гражданской войны римляне возымели стойкое отвращение к царской власти, установили республиканское правление и избрали первым консулом Луция Юния Брута, главного борца против ненавистных Тарквиниев.

Став консулом, Брут отменил жертвоприношения детей и приказал заменить их головы маковыми головками. И, как пишет Макробий, «было сделано так, чтобы вместо душ отдельных людей, посвященные манам фигурки искупали опасность, если таковая угрожала домочадцам». Поскольку кроме ларов отдельных семей были и лары, покровительствующие соседским обществам и добрососедским отношениям вообще, то римляне стали сооружать для них святилища не только дома, но и на перекрестках. Каждое из них имело столько отверстий, сколько примыкало к этому перекрестку усадеб. В святилище главы семейств развешивали кукол по числу своих близких. Рабов тоже не забывали, но они персональных кукол не удостаивались: за каждого раба вешался шерстяной шарик.

Еще одна религиозная традиция римлян, уходящая в глубь веков, тоже прямо говорит о когда-то приносившихся человеческих жертвах. В ночь с 14 на 15 мая главные жрецы города сбрасывали с моста в Тибр соломенных кукол со связанными руками и ногами. На ритуале должны были присутствовать весталки и первые лица Рима. А фламиника – верховная жрица Юноны – должна была в этот день носить траур, снять с себя украшения и избегать омовений. Кукол, приносимых в жертву, было немало: в первом веке до н.э. писатель-энциклопедист Марк Теренций Варрон называет число двадцать семь, Дионисий Галикарнасский, примерно тогда же написавший «Римские древности», – тридцать. Видимо, в далеком прошлом в эту ночь римляне или их предшественники приносили массовые человеческие жертвы. Но к тому времени, когда этот обычай был описан римскими авторами, никто уже не помнил об истинной сути обряда.

(…)


Великая степь

(…)

Сообщения Геродота подтверждаются археологами. Во множестве царских курганов, возведенных скифами, они находят останки слуг, погребенных рядом со своим повелителем. На весь мир прогремел знаменитый Чертомлыкский курган, раскопанный на Украине в середине девятнадцатого века. В нем, как предполагают археологи, был похоронен скифский царь Атей, умерший в 339 году до н.э. Атей был человеком знаменитым, он осаждал город Византий (будущий Константинополь) вместе с Филиппом Македонским (отцом Александра) и даже одно время предполагал усыновить Филиппа, чтобы сделать его наследником скифской державы. Но потом цари не поделили расходы, понесенные ими в войне с Византием: Филипп потребовал от Атея возместить издержки, а Атей, как сообщает римский историк Юстин, «стал ссылаться на то, что климат в Скифии неблагоприятный, а почва бесплодна; она не только не обогащает скифов, но едва-едва доставляет им пропитание; нет у них богатств, которыми он мог бы удовлетворить столь великого царя…»

Несмотря на жалостливые отговорки Атея и ссылки на бедность, после его гибели (в войне с тем же Филиппом) в его кургане были спрятаны огромные богатства. Кроме того, вместе с царем были погребены его жена, несколько придворных и слуг и одиннадцать коней. Высота царского кургана превышала двадцать метров, диаметр – сто тридцать метров. Он был обнесен мощной каменной стеной. В насыпи археологи обнаружили следы многочисленных тризн. В погребальной камере – зале площадью около сорока метров – археологи обнаружили останки царя. Одежда его был когда-то расшита золотыми бляхами. Здесь же лежало роскошное оружие Атея – два меча с золотыми рукоятями (один из них – в золотых ножнах), знаменитый золотой горит со сценами из жизни Ахилла, стояли огромные бронзовые котлы…

В смежной камере на ложе покоилась царица. На ней было платье, усеянное золотыми бляшками, и головной убор из золотых лент с растительным орнаментом и сценами борьбы зверей. На полу, головой к госпоже, лежала служанка. Еще в одной камере лежали останки двух богато одетых скифов, оба – в золотых и серебряных украшениях, вооруженные мечами с золотыми рукоятками и с колчанами, полными стрел. В камере, уставленной винными амфорами, находился юноша, одежды которого тоже были расшиты золотом; при нем лежал колчан со стрелами. В соседней камере тоже стояли многочисленные винные амфоры – быть может, юноша служил виночерпием. И, наконец, снаружи, отдельно от главной могилы, в трех ямах лежали останки одиннадцати коней со сбруей, украшенной серебром и золотом, некоторые – под деревянными седлами, обитыми золотыми лентами. А рядом с этой загробной конюшней были похоронены в отдельных могилах два конюха.

Восьмой человек, павший заупокойной жертвой царя Атея, вероятно, погиб позже. Его останки были найдены у основания грабительского лаза, который проходил через курган. Скелет самого Атея был потревожен, золото разбросано по камере, а грабитель, который так и не успел вынести сокровища наружу, лежал, придавленный обвалившейся землей. Скифы не очень доверяли вооруженным воинам, которые уходили в вечность вместе с царем, и накладывали на гробницы проклятия, которые должны были обрушиться на головы грабителей. В данном случае все примерно так и получилось. Тем не менее, большинство курганов были успешно ограблены еще в древности. Курган Атея – один из немногих, избежавших этой участи. Возможно, заметный грабительский лаз, говоривший о том, что могила уже ограблена, уберег курган от грядущих мародеров. Так человек, павший последней заупокойной жертвой Атея, невольно сохранил сокровища царя.

Надо отметить, что, возможно, не все скифские цари забирали с собой в загробный мир свою свиту. И хотя в царских курганах археологи часто находят несколько захоронений, это далеко не всегда говорит о человеческих жертвоприношениях. Такая точка зрения высказывается специалистами, например, по поводу знаменитого кургана Куль-Оба, возведенного в Крыму (вблизи современной Керчи) на рубеже эр. Рядом с саркофагом царя, чье имя осталось неизвестным, покоилась роскошно одетая женщина. В этой же камере находились останки воина в богатых одеждах и коня. В отдельной, потайной могиле археологи обнаружили останки еще одного богато одетого воина.

Археолог П.А. Дюбрюкс, раскопавший курган в 1830 году, увидел в нем иллюстрацию к рассказам Геродота о человеческих жертвоприношениях. Эта точка зрения продержалась довольно долго, пока исследователи не обратили внимание на то, что каменная кладка, закрывавшая вход в погребальную камеру, не была скреплена раствором – значит, в склеп можно было заходить повторно. Теснота, царившая в склепе, тоже говорит о том, что поначалу он не предназначался для нескольких обитателей. И сегодня ученые склоняются к мысли, что жена и приближенные царя отправились за своим мужем и господином не сразу, а позднее, умерев своей смертью и приказав, чтобы их похоронили рядом с покойным владыкой (чего ни он сам, ни строители тесного кургана, вероятно, не предусматривали).

(…)


Языческая Европа

(…)

По свидетельству Тацита, заупокойных человеческих жертв германцы не знали. «Похороны у них лишены всякой пышности; единственное, что они соблюдают, это – чтобы при сожжении тел знаменитых мужей употреблялись определенные породы деревьев. В пламя костра они не бросают ни одежды, ни благовоний; вместе с умершим предается огню только его оружие, иногда также и его конь. Могилу они обкладывают дерном. У них не принято воздавать умершим почет сооружением тщательно отделанных и громоздких надгробий, так как, по их представлениям, они слишком тяжелы для покойников. Стенаний и слез они не затягивают, скорбь и грусть сохраняют надолго. Женщинам приличествует оплакивать, мужчинам – помнить».

Этому сообщению противоречат песни «Старшей Эдды», которые, правда, создавались позднее (по поводу их датировки ведутся споры), а сохранились и вовсе в рукописи тринадцатого века. Так или иначе, «Старшая Эдда» донесла до нас реалии раннего средневековья. Здесь, в «Краткой песне о Сигурде», воительница Брюнхильд, собираясь покончить с собой, чтобы отправиться в загробный мир вместе со своим возлюбленным Сигурдом, отдает распоряжения:

Украсьте костер
коврами, щитами,
рабов положите
и яркие ткани;
пусть рядом со мной
сожжен будет конунг.

(…)

Пять рабынь мы возьмем
и слуг восьмерых
высокого рода
с собой на костер,
рабынь, что выросли
в доме отцовом…

(…)

О человеческих жертвоприношениях у восточных славян сохранилась не слишком обширная информация. Одним из первых письменных упоминаний о них можно считать сообщение в так называемом «Стратегиконе», созданном, вероятно, по инициативе византийского императора Маврикия на рубеже шестого и седьмого веков. В нем, в частности, идет речь о славянских племенах склавов и антов.

«Жены их целомудренны сверх всякой человеческой природы, так что многие из них кончину своих мужей почитают собственной смертью и добровольно удушают себя, не считая жизнью существование во вдовстве».

Автор «Стратегикона» не говорит о том, что эти самоубийства носили ритуальный характер, но иного характера они в те времена носить и не могли; о них упоминают и другие авторы. Арабский географ Ибн Руста (Руст) писал в начале десятого века о том, как в «Стране Славян» проходит похоронный обряд:

«И если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она особенно любила его, то она приносит к его трупу два столба, их вбивают стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, она становится на скамейку и конец (веревки) завязывает вокруг своей шеи. После того как она так сделает, скамью убирают из-под нее, и она остается повисшей, пока не задохнется и не умрет, после чего ее бросают в огонь, где она и сгорает». 

Археологическими находками массовые самоубийства женщин, о которых говорят автор «Стратегикона» и Ибн Руста, не подтверждаются, но единичные случаи, безусловно, имели место. Известны парные погребения воинов-славян с женщинами – женами или рабынями. А в кургане второй половины десятого века под Черниговом, получившем название «Черная могила», были похоронены трое: взрослый воин, вооруженный подросток и женщина. Некоторые исследователи допускают, что подросток-оруженосец и женщина были убиты на похоронах павшего витязя. И если юноша все же мог пасть в битве вместе со своим старшим боевым товарищем, то насильственная ритуальная смерть женщины почти не вызывает сомнений.

(…)


Индейцы

(…)

Ацтеки были людьми чрезвычайно религиозными. В одной только их столице, Теночтитлане, насчитывалось к моменту прихода испанцев семьдесят храмов (на шестьдесят тысяч домов), а во всем государстве их было около сорока тысяч. Захватив новую территорию, ацтеки включали богов покоренного населения в свой пантеон и начинали приносить им кровавые жертвы наряду со своими прежними богами. Накануне вторжения испанцев властитель империи ацтеков, Мотекусома (Монтесума) II, предпринял своего рода религиозную реформу. Он приказал на территории главного храма страны, посвященного Уитсилопочтли, построить святилище (которое было названо «Храм всех богов») и разместить в нем идолы всех племенных богов из районов, покоренных ацтеками. Приказание было исполнено, но для того, чтобы освятить новостройку и в должной мере почтить всех новоселов, требовалось огромное число жертв. Такого количества людей в распоряжении Мотекусомы II не было, и он поступил так, как традиционно поступали его предшественники, когда нуждались в жертвенной крови, – пошел войной против восставшего сапотекского города Теуктепек. Армия Мотекусомы одержала победу, хотя эта победа и была ознаменована дурными предзнаменованиями – как повествует хроника, защитники города на глазах у осаждавших стали превращаться в аллигаторов и рыб. Тем не менее, всех тех, кто остался жив и в рыб не превратился, ацтеки захватили в плен, и Мотекусома лично провел на вершине пирамиды массовое жертвоприношение в честь старых и новых богов.

Европейский автор времен колонизации писал: «не было числа идолам Мексики» – только у самих ацтеков почиталось около двух тысяч богов. И большинство из них требовало человеческих жертв и прежде всего человеческой крови. Боги имели на это право: ведь когда-то и сами они жертвовали свои тела и свою кровь для людей. По представлениям ацтеков мир периодически проходил через катаклизмы, заканчивающиеся гибелью не только человечества, но и светил, и кому-то из богов приходилось бросаться в пламя жертвенного костра, чтобы из своей горящей плоти создать новое солнце и новую луну. После завершения четвертой эры и перед вступлением мира в пятую, современную, боги сами напоили вновь сотворенное солнце своей кровью. А бог Кетсалькоатль оросил собственной кровью кости ранее умерших людей, чтобы дать жизнь новому человечеству. Да собственно, люди и были созданы богами прежде всего для того, чтобы снабжать солнце пищей.

Записанный в середине шестнадцатого века «Кодекс Чимальпопока» рассказывает о том, как непосредственно перед созданием солнца бог Тескатлипока создал «400 людей и пять женщин» – «люди», т.е. мужчины, должны были обеспечить солнце первоначальной пищей. Когда солнце взошло, на свет родились еще четыреста индейцев, но и их задачей было не дать жизнь новому человечеству, а умереть – «чтобы у солнца были сердца для еды». Поэтому для их убиения были созданы еще пятеро «воинственных». С тех пор и до прихода европейцев ацтекам было доподлинно известно, что если солнце не кормить сердцами и человеческой кровью, то оно перестанет вставать над миром, погибнув во время своего ночного подземного пути. Позднее им пришлось убедиться, что это не так, но до того, как испанцы положили конец кровавым культам (устроив при этом резню, вполне сопоставимую с ацтекской), никому не приходило в голову проверить, взойдет ли солнце без положенной ему пищи.

(…)


Для того, чтобы обеспечить Уитсилопочтли регулярными жертвами, ацтеки вели бесчисленные войны. А поскольку реальных врагов не хватало, то практиковались так называемые «цветочные войны» – в них армии союзных городов сражались между собой, не питая друг к другу никакой ненависти и не ставя никаких политических задач. Единственной целью этих ритуальных войн было обеспечить необходимое количество (иногда многие тысячи) пленных для заклания на алтарях. Кроме того, кровь, пролитая на поле брани, тоже считалась жертвоприношением. Для проведения «цветочных войн» выделялись специальные территории, туда сходились войска и проводили битвы по заранее оговоренным правилам. Свое романтическое название эти войны получили потому, что ацтеки сравнивали человеческое сердце с цветком. Ацтекский поэт писал:

Нашими дротиками, нашими щитами существует город.
Там, где окрашиваются дротики,
где окрашиваются шиты,
находятся белые благоухающие цветы,
цветы сердца:
раскрывают свои пестики цветы Дарителя Жизни,
аромат которых вдыхается в мире принцев,
это Теночтитлан.

Захваченных пленников содержали и «расходовали» по мере надобности – так поступали и сами ацтеки, и родственные им племена. Берналь Диас писал, что в Тлашкале (городе-государстве, зависимом от ацтеков) неоднократно видел деревянные клетки, в которых содержалось множество индейцев – мужчин, женщин и детей, предназначенных для жертвоприношений.

Интересно, что пленники, предназначенные в жертву, вне зависимости от того, попали они в плен во время настоящей или «цветочной» войны, как правило, не пытались бежать. Выкупать их родные тоже обычно не пытались. Для знатного воина побег и выкуп были в равной мере позорны. Он должен был привести с войны пленных для принесения в жертву или попасть в плен и стать жертвой сам. Это было почетно, к тому же смерть на алтаре обеспечивала соединение с божеством в загробной жизни. Известны случаи, когда пленники, которых по какой-то причине отпускали на волю, отказывались от свободы и требовали, чтобы их принесли в жертву.

(…)


Жертвоприношение Авраама

(…)

Категорический запрет человеческих жертвоприношений прозвучал в заповедях, данных Богом через Моисея: «Скажи сие сынам Израилевым: кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между Израильтянами, даст из детей своих Молоху, тот да будет предан смерти; народ земли да побьет его камнями…»

Правда, надо отметить, что, несмотря на однозначный запрет, страшная традиция была не сразу предана забвению. Но теперь редчайшие случаи человеческих жертвоприношений происходили помимо или вопреки Божественной воле. Когда израильский военачальник Иеффай (в иудейской традиции – Ифтах) шел сражаться с Аммонитянами, он дал обет Господу: «по возвращении моем с миром от Аммонитян, что выйдет из ворот дома моего на встречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение». Иеффай вернулся домой с победой, «и вот, дочь его выходит на встречу ему с тимпанами и ликами: она была у него только одна, и не было у него еще ни сына, ни дочери». Иеффай в отчаянии разодрал свои одежды, но сказал, что не может нарушить обет. Его дочь согласилась с отцом и лишь испросила себе два месяца на то, чтобы оплакать свое девство с подругами. «По прошествии двух месяцев, она возвратилась к отцу своему, и он совершил над нею обет свой».

Поступок Иеффая в Библии остается без комментариев. Впрочем, это жертвоприношение было совершено не из желания возродить кровавую традицию, а скорее по несчастному стечению обстоятельств. Позднее человеческие жертвоприношения совершались лишь вероотступниками. Так, царь Манассия восстановил поклонение идолам, «и поставил жертвенники Ваалу… и провел сына своего через огонь». Внук Манассии, Иосия, восстановил религию, завещанную Моисеем, приказал уничтожить идолов, «и осквернил он Тофет, …чтобы никто не проводил сына своего и дочерей своих чрез огонь Молоху». Впрочем, существуют отличные от Библии источники, сообщающие, что и сам Манассия раскаялся в содеянном еще при жизни.

(…)

Для христиан жертвоприношение Авраама, значимое и само по себе, выделяется из прочих событий Ветхого Завета. Для них оно явилось предвестником грядущего принесения Богом-отцом своего сына Иисуса в искупительную жертву за грехи человечества. Евсевий Кесарийский на рубеже третьего и четвертого веков писал в своей «Церковной истории»:

«Столькими-то бедствиями пожирался прежде весь род человеческий! ...По этим-то причинам заклан был человеческий организм Слова Божьего. Но сей великий Архиерей, принесенный в жертву Владыке и Всецарю Богу, в тоже время был и отличен от жертвы; как Слово Божье, как Божья сила и Божья Премудрость, Он вскоре смертное воззвал от смерти и представил его Отцу в начаток общего нашего спасения, воздвиг его за всех людей в виде победного трофея над смертью и демонскими полчищами, в виде силы, отвращающей человечество от древних человеческих жертв».


Библиография

Aдам Бременский. Деяния архиепископов Гамбургской церкви. Книга 4. Пер.: В.В. Рыбаков, М.Б. Свердлов. Интернет-публикация: http://www.vostlit.info/Texts/rus/adam_br/frameadam_buch4.htm.

Авдиев В.И. Военная история древнего Египта. Том I. М., 1948.

Авдиев В.И. История Древнего Востока. Л., 1953.

Аммиан Марцеллин. Римская история. М., 2005.

Антонова Е.В. Обряды и верования первобытных земледельцев Востока. М., 1990.

Аполлодор. Мифологическая библиотека. Пер.: В.Г. Борухович. Л., 1972.

Аппиан. Римская история. Пер.: С.П. Кондратьев. СПб., 1994.

Ардзинба В.Г. Ритуалы и мифы древней Анатолии. М., 1982.

Ардзинба В.Г. Хеттский праздник хассумас // Вестник древней истории, 1981, № 4.

Артамонов М.И. История хазар. СПб., 2002.

Баглай В.Е. Ацтеки. М., 1998.

Бадер О.Н. Погребения в верхнем палеолите и могила на стоянке Сунгирь // Советская археология, 1967, № 3.

Бартонек А. Златообильные Микены. М., 1991.

Бацалев В., Варакин А. Тайны археологии. Радость и проклятие великих открытий. М., 1999.

Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. Пер.: И.С. Клочков, Я.О. Немчинский. М., 2000.

Березкин Ю.Е. Инки. Исторический опыт империи. Л., 1991.

Библия. Синодальный перевод.

Бобринский Б. Евхаристия и умная молитва. Интернет-публикация сайта центра «Свет православия»: http://www.reshma.nov.ru/texts/bobrinsk_evhar_umn_molitva.htm.

Бозински Г. Средний палеолит: 250 000 лет нашей истории // Архологические вести. Вып. 10. СПб., 2003.

Болезнь Кухулина // Ирландские саги. Пер.: А.А. Смирнов. Л., 1929.

Болотов В.В. Лекции по истории древней Церкви. Том I–II. Минск, 2008.

Большаков А.О. Представление о Двойнике в Египте Старого царства // Вестник древней истории, 1987, № 2.

Большая советская энциклопедия.

Бужилова А.П. К вопросу о семантике коллективных захоронений в эпоху палеолита // Этология человека и смежные дисциплины. Современные методы исследований. М., 2004.

Бутенева И.В. Астеки: имперская идеология и религиозно-нравственные проблемы // Развитие цивилизации в Новом Свете: Сборник статей по материалам Кнорозовских чтений. М., 2000.

Васильев Л.С. История Востока. М., 1998.

Васильев Л.С. История религий Востока. М., 2006.

Васильев Л.С. Культы, религии, традиции в Китае. М., 2001.

Веретенников А.М. Города майя и ацтеков. М., 2003.

Винокуров Н. Практика человеческих жертвоприношений в античное и средневековое время (По материалам ритуальных захоронений Крымского Приазовья) // Opus-2004. Междисциплинарные исследования в археологии. М., 2004.

Вишну-смрити. Пер.: Н.А. Корнеева. М., 2007.

Власова Е.В. Куль-Оба. О характере погребения второй половины I в. до н.э. – начала I в. н.э. (по данным эпиграфики) // Боспорские чтения – VI. 2005.

Властелины Рима. Пер.: С.Н. Кондратьев. М., 1992.

Вулли Л. Ур халдеев. Пер.: Ф.Л. Мендельсон. М., 1961.

Гельмольд. Славянская хроника. Пер.: Л.В. Разумовская. М., 1963.

Георгиевский Э.В. Лишение жизни в архаических обществах: обрядовость и быт // Сибирский юридический вестник, 2005, № 4.

Герни О.Р. Хетты. М., 1987.

Геродот. История. Пер.: Г.А. Стратановский. М., 1999.

[Псевдо-]Гесиод. Каталог женщин. Пер.: О. Цыбенко. // Эллинские поэты. М., 1999.

Гигин. Астрономия. Пер.: А.И. Рубан. СПб., 1997.

Гиндин Л.А., Цымбурский В.Л. Прагреки в Трое // Вестник древней истории, 1994, № 4.

[Псевдо-]Гиппократ. О воздухе, водах и местностях // Кавказ и Дон в произведениях античных авторов. Ростов-на-Дону, 1990.

Гиро П. Частная и общественная жизнь греков. Пг., 1915.

Гомер. Илиада. Пер.: В.В. Вересаев. М., 1949.

Гомер. Илиада. Пер.: Н.И. Гнедич. Л., 1990.

Гомер. Одиссея. Пер.: В.В. Вересаев. М., 1953.

Гордон С. Ханаанейская мифология // Мифологии древнего мира, М., 1977.

Граков Б.Н. Скифы. М., 1971.

Грач А.Д. К вопросу о позднем этапе «тавро-скифских» культовых представлений // Советская этнография, 1952, № 4.

Гугуев Ю.К., Мирошина Т.В. Половецкое святилище-яма с каменной статуей и человеческими жертвоприношениями у села Бешпагир в Ставропольском крае // Донская археология, 2002, № 3-4.

Гуляев В. Скифы на Среднем Дону: новые находки и открытия // Наука и жизнь, 2007, № 7.

Гуляев В.И. Города-государства майя (структура и функции города в раннеклассовом обществе). М., 1979.

Гуляев В.И. Древние Майя. Загадки погибшей цивилизации. М., 1983.

Гуляев В.И. По следам конкистадоров. М., 1976.

Гуревич А. Я. «Эдда» и сага. М., 1979.

Гуркин С.В. К вопросу о семантике половецких святилищ // Историко-археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону в 1988 году (тезисы докладов к семинару). Азов. 1989.

Гутнов Ф.Х. Из религии скифов: фарн. Ритуальные чаши // Античная цивилизация и варварский мир (Материалы 6-го археологического семинара) [часть 1]. Краснодар, 1998.

Диас де Кастильо, Б.. Правдивая история завоевания Новой Испании. Пер.: Егорова Д. Н., Захарьян А. Р. М., 2000.

Диллон М., Чедвик Н.К. История кельтских королевств. М., СПб., 2006

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Пер.: М.Л. Гаспаров. М., 1979.

Диодор Сицилийский. Греческая мифология (Историческая библиотека). Пер.: О.П. Цыбенко. М., 2000.

Еврипид. Вакханки. Пер.: Ф. Зелинский // Еврипид. Трагедии. Том II. М., 1999.

Еврипид. Ифигения в Авлиде. Пер.: И. Анненский // Еврипид. Трагедии. Том I. М., 1999.

Еврипид. Ифигения в Тавриде. Пер.: И. Анненский // Еврипид. Трагедии. Том I. М., 1999.

Евсевий Кесарийский. Евсевия Памфила слово василевсу Константину, по случаю тридцатилетия его царствования. Пер. Санкт-Петербургской духовной академии // Евсевий. Жизнь Константина. М., 1998.

Евсевий Кесарийский. Церковная история. Пер.: М. Сергеенко. М., 1993.

Ельницкий Л.А. Возникновение и развитие рабства в Риме в VIII–III вв. до н.э. М., 1964.

Ельницкий Л.А. О социальных идеях Сатурналий // Вестник древней истории, 1946, № 4.

Емельянов В.В. Ритуал в древней Месопотамии. СПб., 2003.

Жреческие коллегии в раннем Риме. М., 2001.

Зеленин Д.К. Тотемы-деревья в сказаниях и обрядах европейских народов // Зеленин Д.К. Избранные труды. Статьи по духовной культуре 1934–1954. М., 2004.

Иванова С.В. Социальная структура населения ямной культуры Северо-Западного Причерноморья. Одесса, 2001.

Ивик О. История загробного мира. М., 2010.

Ивик О. История свадеб. М., 2009.

История Востока. Том I. Восток в древности. М., 1997.

История Европы. Том I. Древняя Европа. М., 1988.

История Луганского края. Интернет-публикация: http://softacademy.lnpu.edu.ua/Programs/Luhansk/index.htm.

Кабо В. Круг и крест. Размышления этнолога о первобытной духовности. Канберра, 2002.

Каневский Л. Каннибализм. М., 1998.

Кашин В. Верная или отверженная? // Вокруг света, 1995, № 5.

Квашнин В.А. Законы о роскоши в Древнем Риме эпохи Пунических войн. Вологда, 2006.

Кеес Г. Заупокойные верования древних египтян. СПб., 2005.

Кинжалов Р.В. Кецаль и крест // Священные письмена майя. М., 2007.

Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. Тула, 2000.

Клочков И.С. Вавилонская теодицея. Из истории "литературы премудрости". Интернет-публикация: http://portal-credo.ru/site/index.php?act=lib&id=1253.

Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921–922 гг. Пер.: А.П. Ковалевский. Харьков. 1956.

«Когда Ану сотворил Небо….» М., 2000

Кольченко О. и Б. Кровавая богиня Кали // газета «Аура», № 6 (220), 2009.

Констэбл Дж. Неандертальцы. М., 1978.

Коптев А.В. Римское право в архаическую эпоху. Интернет-публикация: http://ancientrome.ru/publik/koptev/kopt17.htm.

Коран. Пер.: Б.Я. Шидфар. М., 2004.

Коростовцев М.А. Религия древнего Египта. СПб., 2000.

Крол А. Египет первых фараонов. М., 2005.

Кучера С. Древнекитайские тексты Цзягувенъ и Шан Шу – зерцало истории и культов эпохи Шан-Инь. Часть четвертая // Восток, 2005, № 6.

Кучера С. Китайская археология 1965–1974 гг.: палеолит – эпоха Инь. М., 1977.

Ланда, Диего де. Сообщение о делах в Юкатане. Пер.: Кнорозов Ю. В. М., 1994.

Лаптева М.Ю. Крит и Иония во II тыс. до н.э. (мифологическая традиция и археология) // Мнемон. Вып. 3. СПб., 2004.

Лев Диакон. История. Пер.: М.М. Копыленко. М., 1988.

Ливий Т. История Рима от основания города. Пер. под ред. М.Л. Гаспанова, Г.С. Кнабе. М., 2005.

Липиньски Э. Пантеон Карфагена // Вестник древней истории, 1992, № 3.

Лукан М.А. Фарсалия. Пер.: Л.Е. Остроумов. М., 1993.

Майяни З. По следам этрусков. М., 2003.

Малявин В.В. Китайская цивилизация. М., 2003.

Маретина С.А. Знаковый смысл костюма воина-нага (Индия) // Кунсткамера. Этнографические тетради. Вып. 10. СПб., 1996.

Марченко К.К., Житников В.Г., Копылов В.П. Елизаветинское городище на Дону. Pontus Septentrionalis II, Танаис 2. М., 2000.

Массон В.М. Первые цивилизации. М., 1989.

Махабхарата. Книга XIV. Ашвамедхапарва. СПб., 2003.

Маяк И.Л. Рим первых царей. М., 1983.

Миклухо-Маклай Н.Н. Путешествия на Берег Маклая. М., 2006.

Мифы древней Индии. Литературное изложение В.Г. Эрмана и Э.Н. Темкина. М., 1975.

Мифы народов мира. Энциклопедия. Том I–II. М., 1997.

Народы и религии мира. Энциклопедия. М., 1999.

Никитюк Е.В. Быт античного общества. СПб., 2005.

Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В., Шушарин В.П., Щапов Я.Н. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965.

Носов К.С. Гладиаторы. СПб., 2005.

Носов К.С. Замки и крепости Индии. СПб., 2008.

Овидий Назон, П. Метаморфозы. Пер.: С. Шервинский // Публий Овидий Назон. Собрание сочинений. Том II. СПб., 1994.

Овидий Назон, П. Фасты. Пер.: Ф. Петровский // Овидий. Элегии и малые поэмы. М., 1973.

Октавиан Август. Деяния божественного Августа // Шифман И.Ш. Цезарь Август, Л., 1990.

Отто Б. Приносимый в жертву бог // Вестник древней истории, 1996, № 2.

Павсаний. Описание Эллады. Том I–II. Пер.: С.П. Кондратьев. М., 2002.

Петкевич А.В. «Водная жертва» в русской культурной традиции // Живая старина, 2006, № 3.

Петрухин В.Я. Славяне, варяги и хазары на юге Руси. К проблеме формирования территории древнерусского государства // Древнейшие государства Восточной Европы. 1992–1993. М., 1995.

Пигулевская Н.В. Арабы у границ Византии и Ирана в IV–VI вв. М.–Л., 1964.

Плутарх. Древние обычаи спартанцев. Пер.: М.Н. Ботвинник // Плутарх. Застольные беседы. Л., 1990.

Плутарх. Нума. Пер.: С.П. Маркиш // Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Том I. СПб., 2001.

Плутарх. О суеверии. Пер.: Э.Г. Юнц // Плутарх. Сочинения. М. Художественная литература. 1983.

Плутарх. Об Исиде и Осирисе. Пер.: Н.Н. Трухина // Вестник древней истории, 1977, № 3.

Плутарх. Пелопид. Пер.: С.П. Маркиш // Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Том I. СПб., 2001.

Плутарх. Римские вопросы. Пер.: Н.В. Брагинский // Плутарх. Застольные беседы. Л., 1990.

Плутарх. Ромул. Пер.: С.П. Маркиш // Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Том I. СПб., 2001.

Плутарх. Фемистокл. Пер.: С.И. Соболевский // Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Том I. СПб., 2001.

Повесть временных лет. Пер.: О.В. Творогов // Библиотека литературы Древней Руси. Том 1. СПб., 1997.

Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1986.

Путешествия Рафаила Данибегашвили в Индию, Бирму и другие страны Азии, 1795–1827. М., 1969.

Рак И.В. Египетская мифлолгия. СПб., 2000.

Ригведа. Мандалы IX–X. Пер.: Т.Я. Елизаренкова. М., 1999.

Русанова И.П., Тимощук Б.А. Языческие святилища древних славян. М., 2007.

Руф К.К. История Александра Македонского. Пер. под ред. А.А. Вигасина. М., 1993.

Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. М., 1987.

Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981.

Сага о гутах. Пер.: С.Д. Ковалевский // Средние века. Вып. 38. М., 1975.

Сага о Хервёр и Хейдреке. Пер.: Т. Ермолаев. Интернет-публикация переводчика: http://norse.ulver.com/src/forn/hervor/ru.html.

Саллюстий Крисп Г. История. Речи и письма // Гай Юлий Цезарь. Записки о Галльской войне. Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. М., 2002.

Саллюстий Крисп Г. Югуртинская война. Пер.: В.О. Горенштейн // Гай Юлий Цезарь. Записки о Галльской войне. Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. М., 2002.

Светоний Транквилл Г. Жизнь двенадцати цезарей. Пер.: М.Л. Гаспаров. М., 1991.

Святые мученики Феодор Варяг и сын его Иоанн. Интернет-публикация сайта http://www.pravoslavie.ru.

Северак, Журден де. Чудеса, описанные братом Журденом из ордена проповедников, уроженцем Северака и епископом города Колумба, что в Индии Наибольшей Пер.: Я.М. Свет // После Марко Поло. Путешествия западных чужеземцев в страны трех Индий. М., 1968.

Сенека Л.А. Нравственные письма к Луцилию. Пер.: С.А. Ошеров. М., 1977.

Сергеенко М.Е. Жизнь древнего Рима. СПб., 2000.

Сергеенко М.Е. Простые люди древней Италии. М.-Л., 1964.

Симпсон Ж. Викинги. Быт, религия, культура. М., 2005

Смирнов А.М. Курганы и катакомбы эпохи бронзы на Северском Донце. М., 1996.

Снорри Стурлусон. Круг Земной. Пер. под ред. М.И. Стеблин-Каменского. М., 1980.

Солин Г.Ю. Собрание достопамятных сведений. Пер.: И.И. Маханьков. Интернет-публикация: http://ancientrome.ru/antlitr/solin/crm_f.htm.

Спенс Л. Мифы инков и майя. М., 2005.

Старшая Эдда. Пер.: А. Корсун. СПб., 2001.

Стингл М. Индейцы без томагавков. М., 1984.

Страбон. География. Пер.: Г.А. Стратановский. М., 1994.

Страницы истории и культуры Крыма. Интернет-публикация Таврического национального университета: http://www.ccssu.crimea.ua/crimea/history.

Стукалин Ю. В. Энциклопедия военного искусства индейцев Дикого Запада. М., 2008.

Схолии к Стацию / Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // Вестник древней истории, 1949, № 2.

Сыма Цянь. Исторические записки. Пер.: Р.В. Вяткин, С.В. Таскин. Том I, М., 1972; том II, М., 1975.

Тантлевский И.Р. История Израиля и Иудеи до разрушения Первого Храма. СПб., 2007.

Тацит П.К. Анналы. Пер.: А.С. Бобович // Публий Корнелий Тацит. Анналы. Малые произведения. История. М., 2003.

Тацит П.К. О происхождении германцев и местоположении германцев. Пер.: А.С. Бобович // Публий Корнелий Тацит. Анналы. Малые произведения. История. М., 2003.

Тиандер К. Датско-русские исследования. Выпуск III. Скандинавское переселенческое сказание. Петроград, 1915.

Титмар Мерзебургский. Хроника. Книга I. Пер.: И.В. Дьяконов. Интернет-публикация: http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Thietmar/frametext1.htm.

Токарев С.А. О жертвоприношениях // Этнографическое обозрение, 1999, № 5.

Торчинов Е.А. Жизнь, смерть, бессмертие в универсуме китайской культуры. Интернет-публикация кафедры философской антропологии СПбГУ: http://anthropology.ru/ru/texts/torchin/life_0.html.

Торшилов Д.О. Античная мифография: мифы и единство действия. СПб., 1999.

Тураев Б.А. История древнего востока. Том I. Л., 1935.

Успенская Е.Н. Раджпуты. СПб., 2003.

Фанталов А. Культура варварской Европы: типология мифологических образов. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии. Интернет-публикация автора: http://celt.newmail.ru.

Федоров В.К., Горшков В.Е. Колчан из человеческой кожи в погребении раннего кочевника из башкирского Зауралья // Уфимский археологический вестник. Вып. 3. Уфа, 2001.

Филип Я. Кельтская цивилизация и её наследие. Прага, 1961.

Филон Библский. Финикийская история. Пер.: Б.А. Тураев // Финикийская мифология. СПб., 1999.

Филострат Ф. Жизнь Аполлония Тианского. М., 1985.

Флавий, Иосиф. Иудейские древности. Пер.: Г. Генкель. М., 2004.

Флор Л.А. Эпитомы. Пер.: М.Ф. Дашкова, А.И. Немировский // Луций Анней Флор – историк древнего Рима. Воронеж, 1977.

Фоссе Ш. Ассирийская магия. СПб., 2001.

Фрэзер Дж.Дж. Золотая ветвь. Пер.: М.К. Рыклин. М., 1980.

Хара-Даван Э. Чингисхан как полководец и его наследие. Алма-Ата, 1992.

Харден Д. Финикийцы. М., 2004.

Хеттские законы. Пер.: В.В. Иванов. Интернет-публикация исторического факультета МГУ: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/hett.htm.

Хёфлинг Г. Римляне, рабы, гладиаторы. М., 1992.

Хроники открытия Америки. Книга I. М. 2000.

Цезарь Г.Ю. Записки о Галльской войне. Пер.: М.М. Покровский // Гай Юлий Цезарь. Записки о Галльской войне. Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. М., 2002.

Циркин Ю.Б. Карфаген и его культура. М., 1986.

Цицерон М.Т. О природе богов // Марк Туллий Цицерон. Философские трактаты. М., 1985.

Чаковская Л.  К реконструкции иконографического канона синагогального искусства Палестины VI в. (на материале мозаики из синагоги Бет-Альфа) // Труды Второй молодежной конференции СНГ по иудаике – «Тирош». М., 1998.

Чередниченко Н.Н., Пустовалов С.Ж. Боевые колесницы и колесничие в обществе катакомбной культуры (по материалам раскопок в нижнем Поднепровье) // Советская археология, 1991, № 1.

Число женщин, сгоревших с мужьям своими в Индии в 1823 г. // Московский телеграф, Часть 10, № 13, 1826.

Чхандогья Упанишада. Пер.: А.Я. Сыркин. М., 1992.

Шифман И.Ш. Культура древнего Угарита. М., 1987.

Элиаде М. История веры и религиозных идей. Том I–III. М., 2002.

Эмери У.Б. Архаический Египет. СПб., 2001.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

[Псевдо-]Эратосфен. Превращения в созвездия (катастеризмы). Пер.: А.А. Россиус // Небо, наука, поэзия. М., 1992.

Юань Кэ. Мифы древнего Китая. М., 1965.

Юлий Африкан. Мученичество святой Симфорозы и ее семерых сыновей. Пер.: В. Заславский. Интернет-публикация: http://www.krotov.info/acts/03/1/african.htm#sym.

Юстин М.Ю. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae» // Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae». Диодор. Историческая библиотека. Книга XVII. Рязань, 2005.


Материалы сайтов:

Википедия. Интернет-энциклопедия: http://ru.wikipedia.org.

«Древняя МезоАмерика»: http://mesoamerica.narod.ru/.

«Месоамерика глазами русских первопроходцев»: http://www.mesoamerica.ru/.

«Электронная еврейская энциклопедия»: http://www.eleven.co.il.

Сайт Государственного исторического музея: http://www.shm.ru.

Сайт Раздорского этнографического музея-заповедника: http://www.razdory-museum.ru.

Сайт http://indeec.net.

Сайт http://www.celtica.ru.

Сайты газет и информационных агентств.


Наши адреса: ivik(#)xlegio.ru       olegivik(#)narod.ru